19 Декабря Среда
− 10,4 C, Пасмурно

Болшевская спецтюрьма (шарашка)

22 Ноября 2018 10 минут Автор: Владимир Ильич Малых
Одной из наименее исследованных страниц истории г. Королёва является спецтюрьма НКВД, или «Болшевская шарашка», созданная в разгар репрессий как место заключения технических специалистов, работавших на оборону…

Одной из наименее исследованных страниц истории г. Королёва является спецтюрьма НКВД, или «Болшевская шарашка», созданная в разгар репрессий как место заключения технических специалистов, работавших на оборону страны. Объект возник в 1938 г., хотя его базовые признаки обнаруживаются и в более раннее время. Эта структура просуществовала сравнительно недолго, всего 15 лет, до 1953 г. Её официальное название менялись (Особое Техническое Бюро, спецтюрьма и проч.), но в истории города Королёва закрепилось окончательно как Болшевская шарашка.

Литературы по этой теме немного, свидетельств очевидцев собрать было невозможно, потому что в соответствии с режимом строгой секретности любой зэк после освобождения давал подписку о неразглашении сроком на десять лет. А молчать многие предпочитали всю жизнь. Немало бывших заключённых после отсидки в Болшеве, и особенно после реабилитации, добивались высоких должностей и званий, награждались орденами, медалями, и не афишировали тяжёлые периоды своей жизни.

Только в конце ХХ в., после горбачёвской «второй оттепели», стали выходить в свет книги воспоминаний, в которых очевидцы пытались разобраться с тем, что происходило в годы сталинских репрессий.

Мемуарная литература является пока основным источником информации, так как архивные материалы по этой теме пока недоступны. Некоторые документы, обнаруженные в последние годы, также серьёзно дополнили данное исследование, основанное на живых воспоминаниях свидетелей тех событий. Сначала о том, что означает слово «шарашка». Под ним мы понимаем секретную организацию – конструкторские бюро (КБ), где в годы сталинских репрессий работали арестованные инженеры, конструкторы, техники, те, кого официально именовали «врагами народа».

Слово шарашка стало производным от шараги; в прошлом оно подразумевало компанию воровских людей, ведущих нечестный промысел, но впоследствии видоизменилось благодаря блатному фольклору.

Появление первых шарашек в Советской России связывают обычно с Шахтинским делом 1928 г., когда ОГПУ были сфабрикованы фальсифицированные материалы о вредительстве в различных отраслях промышленности. После февраля 1930 г., когда вышло постановление Политбюро о недостатках в работе военных, количество открываемых дел увеличилось. Порой формулировка обвинений звучала откровенно курьёзно. Если бы только не фатальные результаты этой деятельности для сотен советских работников.

Вот, например, докладная записка того времени:

«Шкирятову

Об использовании маслобоек, лопасти которых имеют вид фашистской свастики.

9-го августа с.г. Заместителю пред. КПК при ЦК ВКП(б) тов. М.Ф. Шкирятову в КПК обратился упр. Московской обл. конторы Метизсбыта тов. Глазко с образцом маслобойки, изготовленной на заводе № 29, лопасти которой имеют вид фашистской символики.

Выпуск маслобоек, лопасти которых имеют вид фашистской символики, считаю вражеским делом. Прошу передать всё это дело в НКВД».

Далее следовали резолюции:

«Дело о конструировании, изготовлении и непринятии мер по прекращению производства маслобоек, лопасти которых имели вид фашистской свастики, – передать в НКВД».

В мае тридцатого года выходит циркуляр ВСНХ и ОГПУ, где говорилось:

«Использование вредителей следует организовать таким образом, чтобы работа их проходила в помещениях органов ОГПУ».

Так появились первые научно-технические тюрьмы, прекрасно описанные в романе А.И. Солженицына «В круге первом».

Marfinskaa_specturma.jpg

Марфинская спецтюрьма

Первым в декабре 1929 г. было создано тюремное конструкторское бюро по авиационным разработкам, оно располагалось в Бутырке (Бутырской тюрьме). Сейчас имеются сведения о следующих организациях:

– ЦКБ-39 (в Бутырской тюрьме);

– микробиологический полигон для препаратов биологического оружия на базе Суздальского Покровского монастыря;

– спецтюрьма № 156 в Марфино («Марфинская шарага» –НИИ связи);

– ЦКБ-29 («Туполевская шарага») или спецтюрьма № 156 в Москве; с 1941 по 1944 гг. располагалась в Омске;

– тюремное ОКБ по авиационным двигателям – завод № 82 в Тушино;

– ОКБ-16 – спецтюрьма в Казани при авиационном заводе № 16, «ракетная шарага»; в ноябре 1942 г. сюда перевели зэков из омской «шарашки»;

– НИИОХТ – первая военно-техническая «шарага» (т.н. Ольгинский полигон) на заводе № 1 в Москве (производство химического оружия);

– особое военно-химическое бюро ОГПУ при Военно-химическом институте;

– особое техническое бюро НКВД по созданию боеприпасов;

– особое техническое бюро при Казанском пороховом заводе;

– автотракторное ОКБ Ижорского завода (затем – Подольск) по созданию бронетанковой техники;

– атомная шарага в Сухуми (1940–1950 гг.);

– шарага близ Кучино под Москвой (исследования по ядерной физике);

– ОТБ-1 в составе ГлавЕнисейстроя в Красноярске;

– особое геологическое бюро в Мурманске;

– шарага в Смоленске (ныне ООО ПКФ «Инфанко»).

По воспоминаниям бывших арестованных вырисовывается следующее. Были образованы четыре главные группы: авиационная, артиллерийская, химическая и морская. Авиационная стала самой многочисленной и состояла из четырёх подразделений:

– КБ-1 во главе с В.М. Петляковом, проект «100» (будущий Пе-2);

– КБ-2 во главе с В.М. Мясищевем, проект бомбардировщика «102»;

– КБ-3 во главе с А.Н. Туполевым, проект «103» (будущий Ту-2);

– КБ-4 во главе с Д.К. Томашевичем, проект истребителя «110».

Что же удалось узнать о «Болшевской шараге»?

Местность эта сразу после революции попала в поле зрения органов. Совсем рядом, в Костино, в бывшей усадьбе фабриканта Крафта, жил с17 января по 1 марта 1922 г., находясь в отпуске в связи с ухудшением здоровья, вождь мировой революции В.И. Ленин. При усадьбе был создан совхоз ВЧК. По мнению Ф.Д. Зайцева, он создавался в начале 1920-х гг. как подсобное хозяйство для обслуживания отдыхавших там сотрудников ведомства. К концу 1930-х гг. это был один из крупнейших совхозов Московской области (105 га земли).

esli_podojdet_karta.jpg

Карта местности, где находилась Болшевская спецтюрьма

В 1924 г., по распоряжению ОГПУ здесь организовали Болшевскую трудовую коммуну для малолетних преступников под руководством чекиста М.С. Погребинского, просуществовавшую с 18 августа 1924 г. по 1 января 1939 г. И совсем рядом в конце 1930-х гг. разместилась одна из шарашек, управляемая органами внутренних дел.

Если взять карту 20—30-х гг. прошлого века и встать у железнодорожной платформы Болшево, то увидишь две дороги, существующие и поныне. Одна из них приведёт к посёлку «Новый быт» (с 19 июня по 8 ноября 1939 г. там на даче НКВД проживала Марина Цветаева), вторая – в Костино, к зданиям бывшей трудкоммуны № 1. Кстати, именно в этих местах снимались и некоторые кадры знаменитого довоенного фильма «Путёвка в жизнь».

Солженицын приводит в своём труде воспоминания Л. Копель о Болшевской шарашке, согласно которым в начале 1950-х гг. она ещё существовала:

«Высокий дощатый забор. Виден большой сад. Несколько зданий. Дежурный офицер объясняет:

– Это Болшево. Раньше также был спецобъект, сейчас демонтировали…

Поодаль, слева, видны кучки вольных. Наши родственники… В саду большая беседка, вернее, навес, застеклённый, затянутый плющом, вьюнками. Внутри несколько столов, длинные и квадратные…»

Это была закрытая для посещения зона за высоким забором с колючей проволокой Бруно поверху, с вышками, где находилась охрана. Внутри периметра имелось несколько зданий (кажется, три барака).

В воспоминаниях В. Померанцева также есть указания на спецобъект в Болшево:

«На участке три одноэтажных здания: одно занято общежитием спецконтингента, другое – ОКБ и третье – кухней, столовой и подсобными помещениями. ОКБ значительно меньше, чем в Крестах».

В книге воспоминаний «Трудкоммуна ОГПУ в Болшево» описывается:

«В зоне имелось три барака. В первом, спальном бараке ночевали заключённые. И находилась охрана. Второй –занимала кухня-столовая. Большой третий барак был оборудован столами и чертёжными досками. В конце 1938–начале 1939 годов Болшево начали прибывать транспорты со специалистами».

Всё по времени соразмерно со сведениями о создании шарашек.

Вот что пишет С. Бондаревский в пятой главе своих воспоминаний:

«Я в Болшевской спецтюрьме под Москвой. Тюрьма – одноэтажный барак в обширном дворе, огороженном дощатым забором и колючей проволокой. Над забором – вышки с часовыми, в тюрьме – заключённые, надзиратели, начальники. Всё как положено! Во дворе – другое просторное здание. В нём – Особое техническое бюро при Наркоме внутренних дел СССР. В нём работаем мы, сотрудники-заключённые. Бюро делится на несколько групп, в каждой по 20–30 человек. Авиационная группа – А.Н. Туполев, подводного судостроения – А. Кассациора, надводного судостроения – Бжезинского, артиллерийская и т.д.»

На всех просмотренных автором данной статьи картах это место обозначено белым пятном рядом с деревней Куракино. (Те, кому приходилось встречаться с такими «белыми пятнами», знают, что под ними подразумеваются различные закрытые режимные объекты). Старожилы называли это место «козьим полем», это были земли крестьян деревни Куракино. Потом, видимо, эту территорию передали совхозу НКВД. В действительности спецобъект располагался в лесу за деревней Куракино. Этого леса сейчас нет. Да и сама деревня исчезла, когда на её месте начали строить проспект Королёва и улицу 50-летия ВЛКСМ. Сейчас это центральная часть г. Королёва, там жилые дома старой постройки и новые дома, школа № 16, детские сады. Да, там есть отдельно стоящие деревья, подходящие по возрасту. Но сложно утверждать, что это остатки того самого леса. А вот несколько очень старых фруктовых деревьев я всё же нашёл – видимо, это всё, что осталось от «шарашкиного» сада.

Robert_Bartini.jpg

Роберт Бартини

Чётко вырисовывается история Болшевской шарашки. Вот этапы «Особого технического бюро при НКВД СССР ЦКБ-29»: сентябрь 1938 г. – начало работы; октябрь 1938 г. – организация особого 4-го отдела НКВД СССР; январь 1939 г. – создание Особого техбюро; июль 1941 г. – 4-го отдела НКВД–МГБ СССР; март 1953 г. – полное расформирование. Но важно отметить, что в 1938–39 гг. в Болшево перебазировалось конструкторское бюро А.Н. Туполева. Сохранились воспоминания о том, в каких условиях работали выдающиеся русские конструкторы. Помимо Туполева можно назвать создателя тяжёлой артиллерии для морских судов Е.А. Беркалова, авиаконструктора Р. Бартини («красного барона», члена Итальянской компартии). И, кроме того, член-корреспондента АН СССР А.Н. Некрасова, бывшего заместителя начальника ЦАГИ; лучшего кораблестроителя тех времён П.Г. Гоинкиса: конструктор подводных лодок А. Кассациера; специалиста по авиационному вооружению А.В. Надишкевича; изобретателя «ныряющего танка» В.Л. Бжезинского, конструктора самолётов БОК-15 В.А. Чижевского; крупнейшего авиатехнолога А.С. Иванова; главного конструктора Харьковского авиационного КБ И.Г. Немана; главного металлурга А.С. Точинского; автора новой танковой брони, строителя и испытателя тихоокеанских субмарин С.К. Бондаревского. Это далеко не полный перечень выдающихся учёных, инженеров и техников, которые отбывали срок в Болшевской шарашке. К моменту перевода туда Туполева там уже было около 200 известных специалистов, из которых шестеро впоследствии стали академиками, а 12 – профессорами и докторами наук.

SP_Korolev.jpg

Первая тюремная фотография С.П. Королёва

Особо надо сказать про Сергея Павловича Королёва, Он находился в северном лагере и добивался пересмотра своего сфабрикованного дела. С трудом добрался до Магадана, но опоздал на последний транспорт к Владивостоку. Точно неизвестно, как Королев попал (или эпатировался конвоем) в Москву, но есть весьма веские основания полагать, что в 1940 г., снова осуждённый, он попал спецтюрьму в Болшево. Сохранился значимый документ довоенной поры.

«Осужденного Особым Совещанием при НКВД СССР 28.V-40 г. к 8 г. ИТЛ Королёва Сергея Павловича 1906 г. рождения, перечислите содержанием за Особым Техническим Бюро при Наркоме Внутренних Дел СССР, где он будет использован как специалист.

Пом. нач. 1 Спецотдела НКВД СССР

Капитан Госбезопасности (Калинин)»

Можно считать, что только 18 сентября 1940 г. Королёв прибыл в ЦКБ-29. Всего лишь за год до этого здесь оказался Туполев…

Болшево было своего рода сортировочным пунктом, откуда специалистов направляли в созданные в системе НКВД конструкторские бюро различных профилей.

Силы «Болшевской спецтюрьмы» постоянно пополнялась: чекисты прочёсывали тюрьмы и лагеря в поисках новой умственной силы. Член-корреспондент АН СССР А.И. Некрасов, был арестован как американский шпион: находясь в составе делегации советских авиационных специалистов в США. Он попал под машину и пробыл некоторое время в американской больнице, где, по убеждению НКВД, не преминул воспользоваться удобной ситуацией для передачи американцам секретных сведений. Всех членов делегации включили в группу авиационных специалистов для работы в качестве «расчётно-теоретического центра».

Жизнь здесь, как и в любых заведениях ГУЛАГА, была для заключённых невероятно тяжела, но всё-таки, учитывая «интеллектуальный труд», имела некоторые послабления. Князь Кирилл Голицын, болшевский заключённый, описывал это место так:

«Шарашка представляла из себя обнесённое высоким забором пространство, равное примерно трём усадебным участкам и разделённое на две части. На меньшей стояла старая дача, где размещалась кухня и столовая, на большей – два одноэтажных барака, жилой и рабочий. В жилом бараке было два небольших отгороженных помещения: комната для дежурной охраны и наша умывалка, а всё остальное занимало огромное помещение, уставленное кроватями. Для человека, попавшего сюда из лагеря и привыкшего к примитивности лагерных общежитий, этот дортуар на 50–60 человек казался верхом комфорта».

Kirill_Golicyn.jpg

Князь Кирилл Николаевич Голицын

Сведений о военных годах пока крайне мало. Можно предположить, что заключённые были эвакуированы (например, Королёв и Туполев с 1941 г. работали в Омске). Позже здесь мог быть фильтрационный лагерь для советских военнослужащих, побывавших в немецком плену. А после Победы в бараках Болшево вполне могли содержать немецких военнопленных. Есть небольшой мемориал на Болшевском кладбище, где захоронены немцы, умершие в 1945–1946 гг.

После войны необходимость такой централизованной системы разработки вооружения, видимо, отпала и ОТБ работало по своим внутренним планам. Первая группа специалистов вела разработку карбюратора Абрамсона. Их перевели для реализации этой разработки на Московский карбюраторный завод. Группу, которая занималась разработкой и проектированием машин для механизации лесного хозяйства перевели ближе к «лесу», в лагерь на станции Сухобезводное железной дороги Горький-Киров. Группа, которая разрабатывала конструкцию пожарной лестницы для высотных зданий была переведена в Торжок, на завод пожарного оборудования. Основная же группа заключенных продолжала заниматься проектированием турбореактивного двигателя.

Осенью 1953 г. Болшевская спецтюрьма была расформирована. Забор, ограждающий зону, был разобран. Бараки ещё некоторое время сохранялись, но при строительстве «24 квартала» города Калининграда, были снесены.

IMG_0317.jpg

Современный вид местности, где находилась Болшевская спецтюрьма

В завершение мне хотелось бы выразить огромную благодарность тем людям, которые помогли мне провести это краеведческое исследование. Это архитектор и краевед Сергей Борисович Мержанов и ныне покойная Зинаида Васильевна Игнатова, сотрудница Дома-музея «Усадьба «Костино». Она любезно показывала те места, где в детстве с подругами собирали землянику у забора с колючей проволокой, рассказывала, как охранник с вышки угрожал открыть огонь. Ценную информацию предоставили Борис Николаевич Подгорский и Анна Петровна (фамилию она просила не называть), не только рассказавшие, но и показавшие на карте место расположения бараков шарашки. А Валентина Максимовна Носова, чьи родители после войны строили дачу в Болшево, нарисовала схематичный план расположения спецтюрьмы. Иногда они видели, как из ворот выходил строй прилично одетых арестантов.