18 Декабря Вторник
− 10,4 C, Пасмурно

Городище Вышгород-на-Яхроме: история и современное состояние

21 Ноября 2018 10 минут Автор: Роман Николаевич Сунгуров
Одним из наиболее интересных и малоизученных вопросов средневековой истории Дмитровского края является существование, статус и судьба населённого пункта Вышгорода-на-Яхроме.

Одним из наиболее интересных и малоизученных вопросов средневековой истории Дмитровского края является существование, статус и судьба населённого пункта Вышгорода-на-Яхроме. Находился он в среднем течении реки Яхромы, в районе впадения в неё реки Комарихи и ручья Талицы, на значительной возвышенности, известной в народе как Баранова гора.

До сих пор учёные не пришли к единому мнению, что представлял собой Вышгород, был ли он средневековым городом, собственно крепостью, резиденцией княжеского наместника или местом сбора дани. В письменных источниках Вышгород-на-Яхроме встречается с конца XIV в. (в духовной грамоте Дмитрия Донского)1, а с начала XV в. говорится о Вышегородском стане как наиболее густонаселённой части Дмитровского удельного княжества2. При явном недостатке письменного материала для решения ключевых вопросов бытования Вышгорода необходимо обратиться к археологическим данным, топографическим исследованиям и устным преданиям, сохранившимся среди местного населения.

Первые археологические исследования Вышгорода и, соответственно, описания местности, на которой расположено городище, были проведены в начале 1930-х гг. и носили разведочный характер в рамках охранных раскопок в районе строительства канала Москва-Волга. Но возникновение интереса учёных и исследователей к данной местности следует отнести к более раннему времени. В архивах Музея-заповедника «Дмитровский кремль» хранится рукопись Н. Марковой, сотрудницы Академии материальной культуры, которая в 1920 г. проводила экспедицию в районе Спасо-Влахернского монастыря, собирала этнографический материал. Она посетила и окрестности Барановой Горы. Маркова записала рассказы жителей ближайших населённых пунктов, села Ильинского и деревни Пурихи, об этом необычном и загадочном месте. «Здесь был город “Великое Полюдье”, занимал много-много места, улицы его тянулись на 30 вёрст, и стоял в этом городе “Кремль” на высокой горе, и назвали его Вышгород, был там собор, стена с башнями, пришёл враг и победил этот город, и с Вышгорода стали стрелы летать, брёвна и камни кидать, и долго не сдавался Вышгород врагу, но потом всё-таки его измором взяли; тогда собор провалился. Господь не похотел, чтобы враг надругался над Божьей церковью. И посейчас говорят, слышно, как под землёй в колокола звонят»3.

Видимо, подобные легенды о Вышгороде были довольно распространены. В музейном архиве сохранилась рукопись местного исследователя и краеведа Н.П. Поливанова, относящаяся к несколько более раннему времени «...К юго-западу от с. Ильинское когда-то существовал город с богатейшими монастырями. Город этот носил название “Вышгород”. От главного собора сходила каменная лестница к большому колодцу, близ колодца был пруд... Когда пришли нехристи разорять монастыри, то жители и монашество долго боролись, когда же было им не под силу, то все богатства затопили в пруду и зарыли около каменной лестницы близ колодца, святыни же тайно унесли в Новгород, там и доселе они и хранятся. Вышгород же со всеми храмами был спалён огнём. Недалеко от Вышгорода за рекой было кладбище, много костей человеческих и камней надгробных выпахивается. Много камней было привезено оттуда для Ильинской церкви. Урочище это местные жители называли “Могильцами”, и на том месте многие жители видели привидение, тень большого человека»4. Исследователь Н.П. Поливанов, судя по всему, долгое время интересовался городищем Вышгород, т.к. в музейных документах есть упоминание о зарисовке и плане этого поселения, сделанного Поливановым в 1881 г. Что любопытно, место, на котором располагалось поселение Вышгород, автор рисунков называл «Козья Гора». Нигде более этого топонима не встречается, и устная традиция говорит всё же о Баран-горе.

Po_doroge_na_gorodise.jpg

Дорога на городище

Необходимо заметить, что местные жители не только сохраняли и пересказывали легенды о Вышгороде, но и находили на городище и в окрестностях древние предметы жизнедеятельности человека. В отчёте о проведённой на Барановой Горе в 1933 г. археологической разведке О.Н. Бадер отмечал, что краеведами на городище были обнаружены фрагменты сетчатой керамики дьяковского типа (в ходе археологических работ под руководством Бадера подобных находок обнаружено не было)5. А в книге поступлений Дмитровского музея существует запись от 1923 г. о передаче в фонды трёх железных наконечников стрел, найденных на Баран-горе. Эти наконечники можно считать самыми первыми достоверными находками с Вышгорода, попавшими в наш музей. В книге поступлений зафиксированы размеры, источник поступлений и схематичные зарисовки этих находок:

1) КП 1344. Наконечник стрелы железный, длина 9,5 см, ширина 1,5 см (судя по зарисовке наконечник черешковый ромбовидный).

2) КП 1345. Наконечник стрелы железный четырёхгранный, длина 9,5 см, ширина 0,5 см.

3) КП 1346. Наконечник стрелы железный, длина 7,5 см, ширина 1,5 см (судя по зарисовке также черешковый ромбовидный)6.

На основании этой довольно ограниченной информации можно, со значительной долей условности, продатировать найденные наконечники согласно типологии, предложенной А.Н. Кирпичниковым. В частности, черешковые ромбовидные наконечники указанных размеров можно отнести к типам 46 и 48, которые имеют широкие хронологические рамки IX–XIV вв. и повсеместное распространение, особенно в северной половине Европейской части России. Четырёхгранный черешковый наконечник по той же типологии можно отнести к типу 95, который имел повсеместное распространение с VIII по XIV вв.7 Таким образом, верхняя граница бытования данных предметов вооружения соответствует первым письменным упоминаниям Вышгорода в XIV в.

К тому же периоду относил возникновение Вышегородской крепости и П.А. Раппопорт, который обследовал городище в 1954 г. наряду с другими древнерусскими крепостями. Им был составлен план памятника, проведены обмеры валов и склонов. Это самые ранние из зафиксированных сведений такого рода. Так, «высота площадки над уровнем реки составила почти 40 м, северный склон, в пойму р. Яхромы, имел уклон около 20–25 °, а южный, в сторону р. Комарихи, – до 30°. Узкая часть гряды, шириной около 50 м, перегорожена валом и рвом, защищающими городище с напольной стороны. Дугообразный в плане вал достигает 2,5 м высоты; глубина рва – 1,7 м при ширине около 22 м. На валу выделен округлый выступ диаметром около 6 м, выдвигающийся в сторону рва. Вал и ров с юго-западного конца не доходят до склона, образуя въезд шириной 7–9 м. Узкий конец гряды не использован для расположения укрепления и отрезан от укреплённой части рвом. По краям склонов на площадке валов нет. Длина площадки — несколько более 300 м, ширина колеблется от 70 до 160 м. Всё городище заросло лесом. Разведка показала, что культурный слой здесь очень незначительной толщины (около 20 см)»8.

Nahodki_na_meste_grabitelskogo_raskopa.JPG

Находки на месте грабительского раскопа

Археологические исследования 1954 г. дали материал, целиком относящийся к XIV–XV вв. Кроме того, на самой узкой части возвышенности, называемой в народе «Лисий нос», культурный слой вообще не был обнаружен. Данные, полученные археологами, были серьёзно дополнены и скорректированы в результате археологических исследований, проведённых экспедицией Сергиево-Посадского музея-заповедника под руководством В.И. Вишневского в 1993 г. Был сделан план городища, который в целом совпал с планом 1954 г., и заложено несколько шурфов. На северном склоне был обнаружен фрагмент ещё одного вала (длиной 30, шириной 7 и высотой 4 м). Это наиболее важное открытие экспедиции, вал можно рассматривать как остатки первого рубежа обороны города. Очень интересны найденные предметы, характерные для дьяковских поселений середины I тыс. н.э. (при раскопках на западной части Барановой Горы). На основной площадке городища обнаружен археологический материал (по большей части керамика), относящийся к XIV–XV вв.9

Помимо работы на городище, сотрудники экспедиции открыли четыре древнерусских селища, позднесредневековый грунтовый могильник и обследовали курганный могильник, открытый в 1930-х гг. О.Н. Бадером. В результате работ на селище Пуриха-2, располагающемся в 500 метрах от Вышгорода на противоположенном берегу Яхромы, был обнаружен археологический материал, относящийся к XII–XV вв., и грунтовый могильник с белокаменными надгробиями XV–XVI вв. (видимо, то самое урочище «Могильцы», упоминаемое в рукописи Н.П. Поливанова)10.

Собственно, на этом история официальных археологических исследований городища Вышгород и окрестностей завершается. На основании этих исследований учёные делают следующие выводы:

1. Древнерусское городище на Барановой Горе появляется на месте позднедьяковского (мерянского) поселения, что является типичным для северного Подмосковья.

2. Система обороны Вышгорода-на-Яхроме сочетала естественные укрепления (высокую площадку и крутые склоны) с искусственными, прикрывавшими два въезда в крепость: вал и ров с напольной стороны, и вал со стороны северного склона.

3. В эпоху Средневековья территория в среднем течении реки Яхромы была довольно плотно заселена, что объясняет возникновение здесь центра княжеской администрации.

4. Возникновение Вышгорода-на-Яхроме, согласно письменным источникам и археологическому материалу, относится к XIV в., время исчезновения поселения неизвестно, но наиболее поздние археологические находки относятся к началу XVI в.

5. Одно из средневековых селищ в окрестностях Вышгорода (уже упоминавшееся Пуриха-2) являлось, вероятно, посадом Вышгорода11.

Дополнительная информация о городище и его окрестностях стала появляться с начала 2000-х гг., когда Баранова Гора становится объектом набегов «чёрных археологов». В музее-заповеднике «Дмитровский кремль» хранится часть подъёмного материала, собранного экологами из общественного объединения «Экологический союз Подмосковья» непосредственно на Барановой Горе в 2005 г. Тогда неизвестными грабителями было перекопано более пятисот(!) квадратных метров на территории памятника археологии федерального значения. Для сравнения, в процессе всех известных нам официальных археологических раскопок на Барановой Горе было исследовано не более чем сорок квадратных метров городища. Естественно, наиболее ценные находки грабители унесли с собой, но и оставленные предметы чрезвычайно интересны. К сожалению, без конкретной привязки к месту нахождения и культурному слою большинство из варварски выкопанных предметов сложно продатировать и даже идентифицировать. Один из руководителей «Экологического союза Подмосковья» С.Э. Ермаков и приглашённые специалисты, изучив подъёмный материал, значительно расширили хронологические рамки существования городища. По их мнению, Вышгород-на-Яхроме можно датировать XI–XVII вв. (не учитывая период его более раннего существования в качестве дьяковского поселения)12.

Sledy_grabitelskih_raskopok_na_gorodise_Vysgorod.JPG

Следы грабительских раскопок на городище

Несмотря на активные попытки экологов и просто порядочных людей предотвращать попытки грабительских раскопок на Барановой Горе и в её окрестностях, с каждым годом «чёрных археологов» становится всё больше. По самым скромным подсчётам, площадь безвозвратно загубленного культурного слоя на городище превышает тысячу квадратных метров, более четверти всей площади археологического памятника. Что находят в результате незаконных раскопок – можно только предполагать, так как больше такого богатого подъёмного материала находить не удавалось. Только в сентябре 2007 г. ребятам их экологического лагеря удалось изъять у грабителей часть нарытых на Барановой Горе предметов, в основном изделий из железа и фрагментов керамики. Но и эти вещи практически являются потерянными с точки зрения планомерного научного исследования, так как не привязаны к месту нахождения. Между тем «чёрные археологи» уже заинтересовались курганами, селищами и могильниками, расположенными в окрестностях Вышгорода. Причём как теми, которые внесены в Археологическую карту России, так и предполагаемыми и, как следствие, вообще не исследованными13.

Практически полное отсутствие письменных источников по крепости Вышгород-на-Яхроме, скудность археологических данных и активное разрушение памятника в настоящее время сильно затрудняют исследование вышеозначенной темы и грозят навсегда перевести её в разряд «белых пятен истории». Но опираясь на имеющуюся информацию, в частности, появившуюся в последние годы, можно попытаться обобщить некоторые выводы, в дополнение к уже представленным в данной работе.

1. На основании исследований сохранившихся укреплений и археологических находок можно сделать вывод, что Вышгород-на-Яхроме представлял собой средневековый город-крепость с довольно небольшой площадью кремля и посадами. Возникновение крепости можно отнести к XII в., к тому же времени, что и ближайшие селища – посады. (Здесь автору более логичной представляется версия параллельного появления крепости и посадов, чем возникновение укрепления в плотно населённой местности двумя столетиями позднее).

2. Невысокая степень исследованности окрестностей Вышгорода профессиональными археологическими экспедициями и визуальные наблюдения дают основания предполагать существование в данной местности гораздо большего количества археологических памятников (в частности, на левом берегу реки Яхромы сразу после впадения в неё реки Комарихи), могущих быть также посадами или некрополями Вышгорода. Таким образом, вопрос о размерах средневекового города остаётся открытым.

3. Учитывая доступный для исследования подъёмный археологический материал, можно сделать предположение по самому загадочному вопросу, связанному с историей Вышгорода – о времени и причине прекращения его существования. Скорее всего, это произошло в начале XVII в., во время гражданской войны и Смуты в России, когда очень многие крепости и поселения оказывались разорёнными и более не возрождались. Данное предположение высказывалось и ранее, но имело под собой лишь логические обоснования. Теперь же об этом можно говорить, опираясь на подъёмный материал, а также на косвенные упоминания в польских источниках эпохи Смуты. Именно у этого вывода более всего шансов на подтверждение или опровержение при более широком и тщательном изучении источников начала XVII в.

В тесной связи с проблемами изучения городища Вышгород находится проблема сохранения не только уникального археологического комплекса, но и всей территории в окрестностях Барановой Горы, которая является ценнейшим экологическим памятником, с уникальным рельефом, биоценозами и гидросистемой. Поэтому крайне необходимо в ближайшее же время предать окрестностям Вышгорода статус эколого-археологического заповедника, биосферного заповедника, или иной особо охраняемой природной территории (ООПТ), чётко определить границы и ограничить доступ на территорию, которая вытянута с юго-востока на северо-запад по среднему течению реки Яхромы. По предварительным исследованиям площадь заповедника должна составить около 6–8 кв. км, и включить в себя большую часть памятников археологии и особо ценных биогеоценозов. Также необходимо планомерное исправление ущерба, нанесённого экологической системе, восстановление экологического равновесия и создание благоприятных условий для существования сформировавшихся биоценозов с привлечением специалистов-экологов совместно с общественной организацией «Экологический союз Подмосковья», научно-исследовательскими учреждениями.

Также автору кажется вполне правомерным запрещение доступа на территорию туристским группам и одиночным туристам без соответствующего надзора и соблюдения строгих правил пребывания на территории. Для этого необходимо установить контрольно-пропускную систему по всему периметру и круглосуточную охрану объекта соответственными охранными организациями. Параллельно с этим очень желательным было бы создание на территории ООПТ лаборатории исторической реконструкции и центра исторического моделирования для эффективной работы с организованными туристскими группами. В этой части реализации проекта Музей-заповедник «Дмитровский кремль» может выступить разработчиком экскурсионных и образовательных программ, осуществлять информационную поддержку и консультационную деятельность. Но в целом вопрос сохранения и планомерного изучения окрестностей Вышгорода должен решаться в первую очередь полномочными органами власти.

Примечания:

  1. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. М.-Л., 1950. С. 34.
  2. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. М.-Л., 1950. С. 74.
  3. Маркова Н.А. Прошлое и настоящее Влахернского района по устным преданиям, легендам и рассказам местного населения. Рукопись. Архив МЗДК. С. 3.
  4. Поливанов Н.П. Воспоминания. Рукопись. Архив МЗДК. С. 2–3.
  5. Бадер О.Н. Отчёт о работах на строительстве канала Москва-Волга за 1932–1933 гг. // ИГАИМК. Вып. 109. М.-Л., 1935. С. 23.
  6. Старая книга поступлений № 1. Архив МЗДК.
  7. Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в XIII–XV вв. Л., 1976. С. 29–34.
  8. Раппопорт П.А. Вышгород на Яхроме. // Краткие сообщения института истории материальной культуры. Вып. 62, 1956. С. 4–5.
  9. Вишневский В.И. Вышегород-на-Яхроме (исследования 1993 г.) // Археология Подмосковья: Материалы научного семинара. Вып. 5. – М.: ИА РАН, 2009. С. 98–99.
  10. Там же. С. 105–106.
  11. Там же. С. 110.
  12. Ермаков С.Э. Долина Яхромы между селом Ильинское и деревней Пуриха: краеведческий обзор // Сб. VI Всероссийский экологический съезд участников летних экологических лагерей. М., 2006. С. 160–161.
  13. Там же. С. 165–167.