Оценки:
(40 голосов)

100-летию Московского
Краснознаменного пехотного училища
им. Верховного Совета РСФСР посвящается

Солнечный воскресный день 22 июня 1941 года обещал быть в лагере училища имени Верховного Совета РСФСР особенно интересным и содержательным. С раннего утра лагерный стадион, залитый жарким летним солнцем, под духовой оркестр приходили одна за другой колонны курсантов, чтобы принять участие в большом спортивном празднике.

А тем временем в клубе училища шли последние приготовления к концерту художественной самодеятельности, который намечался на вторую половину дня.

Так предполагалось провести выходной день после недели напряженной лагерной учебы. У всех было бодрое, приподнятое настроение. И вот, когда уже должен был начаться праздник, поступило известие о предстоящей важной радиопередаче. Курсанты собрались у репродукторов. И то, что они узнали, сразу сделало их суровыми и сосредоточенными. Радио сообщило: фашистская Германия, нарушив договор, вероломно, без объявления войны напало на нашу страну.

У всех курсантов, офицеров, рабочих и служащих это известие вызвало гнев и возмущение. Здесь же на стадионе состоялся митинг. Выступления ораторов были немногословны, но они выражали решимость всех его участников - отдать все силы, а если понадобится, и жизнь делу защиты своей любимой социалистической Отчизны.

Сразу же после митинга многие курсанты и офицеры школы стали подавать рапорты с просьбой немедленно послать их на фронт.

«Прошу Вашего ходатайства, - писал в своем рапорте на имя командира взвода курсант И. С. Алтухов, - перед командованием училища о посылке меня на фронт в качестве пулеметчика. На последних стрельбах из станкового и ручного пулеметов я получил отличные оценки. В дни, когда над нашей Родиной нависла смертельная опасность, все, кто владеет тем или иным оружием, должны быть на передовой линии борьбы с врагом – с фашистами. Мой патриотический долг, долг комсомольца быть среди тех воинов, которые стойко отражают натиск превосходящего врага, защищая честь и независимость Родины. Прошу не отказать в моей просьбе».

Подобных заявлений и рапортов было множество.

А тем временем враг наступал. В пределы нашей страны вторглись 5 млн. фашистских солдат и офицеров, 4940 самолетов, 3410 танков и 50 тыс. орудий и минометов. Имея численное превосходство, особенно в танках и авиации, вражеские полчища наступали на всем протяжении государственной границы СССР - от Баренцева до Черного моря, - превышающем 2600 км.

Не считаясь с потерями, вооруженные до зубов гитлеровцы рвались в глубь страны. Они нацелили свои удары на Москву, Ленинград, Киев и другие жизненно важные центры. Над нашей Советской Родиной нависла смертельная опасность.

В эти трудные дни Коммунистическая партия подняла на борьбу с врагом весь советский народ.

На фронт были двинуты крупные резервы. В Москве, Ленинграде и других городах тысячи патриотов вступили в ряды народного ополчения.

В боевую готовность было приведено и училище. Инструкция на случай боевой тревоги изданная в конце апреля 1941 г., приобрела иной смысл. Теперь каждый курсант и командир знал сборный пункт своего подразделения и сосредоточения боевой техники и оружия.

25 июня 1941 года приказом по школе курсантский лагерь у озера Сенеж, близ Солнечногорска, где располагалось в то время учебное заведение, в предвидении воздушного нападения объявлялся на угрожаемом положении. Для прикрытия лагеря была организована зенитно-пулеметная оборона во главе с подполковником Н. П. Фроловым.

Война поставила перед училищем новые, еще более сложные и ответственные задачи. Нужно было, как и в годы гражданской войны и борьбы с интервентами. Срочно развернуть подготовку общевойсковых командных кадров для фронта.

8 июля 1941 года в училище созывается специальный сбор полит бойцов из красноармейцев, сержантов и младших офицеров, добровольно изъявивших желание поехать на фронт, а так же лиц, мобилизованных партийными и комсомольскими организациями Московской и ряда других областей.

Училище переходит к обучению курсантов применительно к условиям боевой обстановки и требованиям военного времени. До предела уплотнился распорядок дня, сократился срок обучения. Курсанты занимались по 10 часов в день. Почти все занятия проводились в поле. Они учились в совершенстве владеть оружием и боевой техникой, наступать, обороняться, управлять и командовать взводом и ротой в условиях сложной боевой обстановки, отдавать приказы, ставить задачи подразделению, метать гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Весь личный состав жил в палатках и шалашах. Часто практиковались выходы в отдаленные районы и марш-броски от 15 до 25 км. Вырабатывалось умение ориентироваться в сложных условиях боевой обстановки.

Ценой огромных потерь в живой силе и технике, гитлеровским войскам осенью 1941 года у далось выйти на дальние подступы к Москве. К концу сентября 1941 года на подступах к столице противник в составе армий «Центр» сосредоточил 75 дивизий, в том числе 22 танковые и моторизованные. Имея численное превосходство в силах и средствах, особенно в танках и авиации, гитлеровское командование рассчитывало разгромить войска Западного, Брянского и Резервного фронтов, прикрывавшие Московское стратегическое направление, и сходящимися ударами с севера и юга захватить столицу нашей Родины - Москву.

В начале октября 1941 г., когда фашистские войска предприняли решительное наступление на столицу нашей страны, командование Московского военного округа издало приказ: сформировать из курсантов, командиров и преподавателей училища имени Верховного Совета РСФСР отдельный курсантский полк. Командиром полка был назначен Герой Советского Союза полковник С. И. Младенцев, комиссаром – полковой комиссар А. Е. Славкин, начальником политотдела - старший батальонный комиссар Д. В. Краснов.

Курсантский полк был сформирован в составе четырех стрелковых батальонов, артиллерийской батареи, автомобильной роты, взвода связи и других подразделений обеспечения.

1-й батальон состоял из четырех рот курсантов младшего курса. Командиром его был назначен капитан А. И. Бобровских. Остальные батальоны состояли из курсантов старших курсов. Командирами их были капитан В. Я. Лободин, капитан В. П. Бычковский и майор П. Ф. Тряпкин.

Командиры взводов, командиры и политруки рот курсантского полка были подобраны из числа командиров, преподавателей и политработников училища.

По приказу командования Московского военного округа 2, 3 и 4-й батальоны направлялись в распоряжение начальника Волоколамского укрепленного района, а 1-му батальону поручалось строительство оборонительного рубежа западнее г. Солнечногорска в сторону г. Клина.

6 октября 1941 r. лагерь был поднят по сигналу боевой тревоги. Только что сформированный полк и весь личный состав школы походной колонной отправились к месту сбора. Курсанты пели только родившуюся в стенах школы песню.

Давай подтянем
Новую походную ...
Труби, труби поход, горнист!
Краснознаменное Московское пехотное
Готово в бой!
И смерть тебе, фашист.

- Озверелый враг, - сказал командир полка полковник Младенцев, - рвется к сердцу нашей Родины - Москве. Мы должны преградить ему путь, защитить нашу родную столицу. И наш долг - сражаться так, как сражались наши старшие братья - славные кремлевские курсанты.

Обращаясь к курсантам старшего курса, он говорил: – «Сейчас нет времени принимать выпускные экзамены. Их вы будете держать на фронте, в боях с врагом... И я уверен, что каждый из вас этот экзамен выдержит с честью». После выступления командира была подана общая команда, и отдельный курсантский полк в составе десяти рот выступил из лагеря на фронт. Его походные колонны двинулись в сторону г. Клина и дальше – на с. Ярополец, в район его исходных боевых позиций Курсантский полк Кремлевских курсантов был усилен различными подразделениями. В его состав вошли: 1-й артиллерийский дивизион 1-го Московского Краснознаменного артиллерийского училища, 302-й пулеметный батальон, 42-я отдельная огнеметная рота, батарея 76-мм пушек, учебная рота младших командиров, саперные подразделения, сформированные из курсантов Московского (Болшевского) военно-инженерного училища, и другие.

Вскоре в состав 35-го укрепрайона прибыли другие части и соединения. К 10 октября в районе Тимошино, Волоколамск сосредоточилась 316 стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор И. В. Панфилов. Ему же было поручено возглавить Волоколамский боевой участок, в состав которого входил и отдельный курсантский полк.

12 октября на рубеж, обороняемый Кремлевскими курсантами, передовые отряды противника перешли в атаку, но безуспешно. Они натолкнулись на стойкость и упорство курсантов. Гитлеровцы были остановлены. Они стали подтягивать свои резервы. Курсанты, предприняв контратаку, повернули врага вспять, захватили пленных. И хотя в боях с фашистами 12 октября 1941 r. курсанты добились очень скромного результата, однако для них он имел большое моральное значение. Питомцы школы воочию убедились, что врага можно бить. На другой день над позициями, занятыми курсантами, появился вражеский самолет-разведчик. Он сбросил пачку листовок. В которых гитлеровцы призывали «кремлевских юнкеров» переходить на их сторону. На посулы враг не скупился. Он обещал курсантам всяческие блага, и даже офицерские чины. Но все это у курсантов вызывало лишь дружный смех. На пути врага стояли стойкие, до конца преданные своей социалистической Отчизне люди.

«Во второй половине дня 16 октября, - вспоминает бывший командир батальона коммунист капитан В. Я. Лободин (после войны во время моей учебы в военном училище им. Верховного Совета РСФСР полковник В. Я. Лободин был заместителем начальника училища), - ко мне прибыл начальник штаба соседнего (слева) полка и попросил оказать помощь ударом во фланг противнику. Учитывая сложившуюся обстановку, я принял решение оказать помощь соседям, о чем доложил начальнику училища. Начальник училища полковник С. И. Младенцев одобрил мой план. Мой замысел сводился к следующему: с наступлением темноты двумя курсантскими ротами, используя сладки местности, бесшумно обойти опушку Львовского леса, что в 600 метрах от переднего края, и внезапным ударом обрушиться на обнаглевшего врага. Этим действиям должна была предшествовать тщательная разведка противника. Поэтому я немедленно послал в этот район разведчиков. Вскоре они вернулись и доложили. Что к опушке леса пройти можно. Но в лесу большое количество немцев. Для обеспечения действий в районе обороны я оставил одну роту, которой поставил задачу не допустить прорыва в стыке между батальоном и соседом слева и в случае неудачной нашей вылазки прикрыть отход батальона на свои позиции. Для усиления действий рот я оставил также пулеметный взвод. С наступлением ночи разведчики от рот и взводов, используя складки местности, вышли вперед. За ними бесшумно двинулись и около 400 завтрашних командиров Красной Армии. На опушке леса левофланговая рота по моему приказу залегла. Когда правофланговая рота вышла на указанный рубеж и подтянулись остальные, я поднял левофланговую роту, и мы все вошли в лес. Перебегая от дерева к дереву, вскоре увидели немцев, сидящих у костров. Подойдя почти вплотную под покровом темноты, мы дружно открыли автоматный огонь и под громовое русское «ура», прозвучавшее в лесу с неслыханной силой, бросились в атаку. Фашисты никак не ожидали, что здесь, на подступах к Москве, в данную минуту русские осмелятся атаковать. Многие из них были убиты, часть взяли в плен, остальные панически бежали. А ведь немцев было там более батальона. Сосед слева – 1-й батальон 1077-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии снова занял ранее занимаемые позиции». В этом ночном бою в лесу в районе д. Львов настоящими героями показали себя многие курсанты и командиры. Курсантским батальоном были взяты большие трофеи - много пулеметов, минометов, орудия, винтовки, телефонные аппараты, провод, велосипеды и т. д. Курсанты потом долго гордились своим первым удачным боем с превосходящими силами противника, рассказывали своим товарищам, как бежали от них фашисты.

20 октября противник с западного берега р. Ламы снова перешел в наступление. Но курсантский полк дал ему должный отпор. «За два дня боев фашисты потеряли убитыми и ранеными около двухсот солдат и офицеров», - вспоминает бывший командир курсантского полка. После войны генерал-майор С. И. Младенцев продолжал возглавлять прославленное училище. В год двадцатилетия битвы под Москвой в 1966 году я был курсантом первого курса Кремлевского училища. К нам на встречу прибыл генерал-майор в отставке С. И. Младенцев. Он поведал много интересного, но скупо рассказывал про бой 22 ноября в районе д. Горки и села Шипулино. Это у него была самая большая потеря личного состава, где были без вести пропавшие. Рассказ о нем впереди. Вот один из многих примеров. В бою под с. Ярополец взвод лейтенанта Маликова беспрерывно вел бой в течение двух суток. Несмотря ни на что, курсанты удерживали свою позицию, не отступали ни на шаг. В этом бою лейтенант Маликов дважды был ранен, но продолжал руководить боем. Только третье ранение вывело его из строя. Накануне боя лейтенант Маликов был принят в ряды Коммунистической партии. В своем заявлении он писал, что будет с достоинством и честью носить высокое звание коммуниста. Лейтенант Маликов сражался с ненавистным врагом так, как и подобает пламенному патриоту нашей Советской Родины.

Курсанты сдержали натиск превосходящих сил противника. 22 октября наступило некоторое затишье. Враг подтянул свои резервы. 28 октября, снова перейдя в наступление, он опять вклинился в нашу оборону. 29 октября 2-й батальон курсантского полка, перейдя в контратаку у деревень Гусево, Алферово и Суворова, отбросил противника за р. Ламу. В этом бою особенно отличился курсант наводчик станкового пулемета И. Я. Ядвижин. Действуя в составе своей 6-й роты, наступавшей на левом фланге батальона, он поддерживал огнем своего пулемета цепь атакующих. Вскоре был убит его помощник. Но это не снизило эффективности огня пулемета. Передвигая его от одной позиции к другой, Ядвижин продолжал поддерживать атакующих курсантов. Ядвижин был ранен осколком вражеской мины. Превозмогая боль, он с трудом менял позицию, но продолжал вести огонь по врагу, хотя силы его заметно иссякали. Ядвижина сменил другой курсант. Мужественный воин не покинул поле боя.

- Это еще не все! - стиснув зубы, произнес он и стал вести огонь по врагу из винтовки. Однако после нескольких прицельных выстрелов по врагу герой упал: рана оказалась смертельной.

Стойко и мужественно действовали все воспитанники школы. Курсантский полк, прочно удерживая занимаемый рубеж, не допустил прорыва своей обороны. В оборонительных боях он уничтожил свыше 500 гитлеровских солдат и офицеров, захватив 8 противотанковых пушек, 12 минометов, 20 автомашин и много другого снаряжения.

Однако на соседних участках врагу удалось прорвать нашу оборону. Это поставило курсантский полк под угрозу окружения. 30 октября полку было приказано занять новый рубеж обороны западнее болота Стромилово на участке: справа - Харланиха 1, слева - Поповкино, где также развернулись ожесточенные бои. Группе курсантов, возглавляемой сержантом Овсиенко, была поставлена боевая задача: проникнуть в расположение гитлеровцев и взять «языка». Наступила ночь. Пять мужественных разведчиков – сержант Овсиенко, курсанты Бурдоленко, Цветков, Молотковский и Павлов под покровом темноты подобрались к одному из домов деревни Мусино, занятой фашистами. Трое разведчиков остались на улице, а Овсиенко и Бурдоленко зашли в сени и, резко распахну дверь, ворвались в дом. «Хэнде хох!» - скомандовал Овсиенко. Ошеломленные фашисты даже не пытались оказать сопротивление - подняли руки вверх. Сержант Овсиенко толкнул дверь и крикнул разведчикам: «Принимайте!» На рассвете девять гитлеровцев и их оружие были доставлены в штаб полка.

7 ноября на Красной площади состоялся традиционный парад войск, где с речью выступил Сталин. Это был единственный военный парад, на котором не прошли торжественным маршем кремлевские курсанты, т. к. они стояли на смерть у стен седого Кремля и не пропускали ценой своей жизни врага к столице нашей Родины - Москве.

16 ноября, в разгар боев с фашистами, был получен приказ о присвоении курсантам, принимавшим участие в боях под Москвой, воинского звания лейтенант. Приказ зачитали во всех подразделениях. В тот же день стало известно о переходе ряда советских частей в наступление.

20 ноября, чтобы занять новый оборонительный рубеж, курсантский полк под действием численно превосходящих сил противника вынужден был отойти на рубеж Каверино – Калуево - Шестаково Волоколамского района.

На участке Фадеева, Теряева Слобода полк, оседлав дорогу, ведущую в Москву, на двое суток остановил продвижение противника. Но по приказу командования в ночь на 21 ноября полк снова был отведен в район Высоковск - Некрасино, на рубеж Курнатово - Мещерово - Алферьево. Знакомясь с выпиской боевых донесений начальника штаба отдельного курсантского полка за 21.11.41 г. на 1 час 30 минут ночи. В нем говорится, что отдано распоряжение о снятии курсантского полка и о сосредоточении его в д. Аксенихе и вывести для занятия района Бутырки – Обухово – Кравцово – Бережки Клинского района, где готовится атака в северо-западном направлении. В распоряжении полка имеется пулеметный батальон до 150 человек, артиллерии нет, станковых пулеметов - 6.

22 ноября, проведя кровопролитный, отчаянный бой курсанты снова отошли в исходный район с большими потерями. Курсантский полк вел жестокий, бой. Кремлевские курсанты дрались отчаянно на рубеже деревни Горки и села Шипулино Клинского района. В ходе боя воины понесли огромные потери. Валентин Осипов из I6 роты был убит, а 58 курсантов оказались без вести пропавшими.

23 ноября 25 танковая бригада с остатками отдельного курсантского полка вела бой в полу окружении в районе г. Высоковск. В течение ночи на 23 ноября оставшаяся часть курсантов выведена на юго-западную окраину Клина в резерв 16 армии. Заняв новый рубеж обороны, командир полка полковник Младенцев немедленно организовал разведку.

Рано утром 23 ноября курсанты-разведчики доложили командиру о том, что по шоссе в направлении д. Некрасино движется до батальона гитлеровцев. Впереди - группа мотоциклистов.

Полковник Младенцев приказал командиру 4-го батальона майору П. Ф. Тряпкину с подходом немецких мотоциклистов к д. Некрасино небольшой группой бойцов имитировать отход на Клин. Две роты расположить в деревне по обеим сторонам шоссе, одну роту - на ее юго-западной окраине. Вражеских мотоциклистов пропустить без единого выстрела. Но как только в деревню войдут основные силы фашистов - открыть со всех сторон уничтожающий огонь. После этого не прошло и часа, как уже все было готово для встречи врага. Ровно в 6.00 майор Тряпкин доложил командиру полка о готовности курсантов к бою. Ждать пришлось недолго. Минут через 30 к д. Некрасино приблизились вражеские мотоциклисты. У околицы они спешились. Никого не обнаружив, разведчики противника снова сели на мотоциклы и, прибавив скорость, стреляя на ходу из автоматов, двинулись вдоль деревни. На восточной окраине деревни мотоциклисты выпустили две зеленые ракеты. Вскоре в деревню вошел вражеский батальон. Фашисты шли походной колонной. Вдруг над деревней одна за другой взвились три красные ракеты. В тот же миг со всех сторон раздались пулеметные и автоматные очереди. Во вражескую колонну полетели десятки гранат. Фашисты оказались в огневом мешке. Куда бы они не бежали, всюду их настигали меткие пули курсантов. Вражеский батальон был почти полностью уничтожен, а его командир взят в плен. К месту этого боя враг бросил подкрепление. Но, не добившись успеха, откатился к д. Павельцево Клинского района, оставив на поле боя около сотни убитыми и ранеными солдат и офицеров.

24 ноября 126 стрелковая дивизия с остатками отдельного курсантского полка и 25 танковой бригады вели бои на рубеже Лаврова, Акулово, Фроловское Клинского района.

25 ноября войска армии после упорных боев в районе Клина отошли в восточном направлении. Остатки отдельного курсантского полка 25 танковой бригады и 611 артиллерийского полка противотанковой обороны сосредоточились в д. Борис-Глеб и Пустые-Меленьки.

Отдельный курсантский полк Кремлевских курсантов, сражаясь плечом к плечу с прославленными гвардейцами-панфиловцами и легендарными конниками Доватора, с честью выполнил боевые задания командования. Советское правительство, высоко оценив боевые подвиги командиров и курсантов училища имени Верховного Совета РСФСР, за мужество и отвагу наградило 59 курсантов и 30 офицеров орденами и медалями Советского Союза. Ордена Красного Знамени удостоились полковник С. И. Младенцев, полковой комиссар А. Е. Славкин, майоры С. И. Лозовой, П. Ф. Тряпкин, старший политрук И. Н. Комеч, старший лейтенант Ф. И. Сотенко, курсанты С. И. Босов, Хузья Хустидимов, З. Т. Дьячков, младший сержант Д. В. Борисов, и другие. Ордена Красной Звезды были удостоены курсанты Б. П. Андреев, А. А. Быбин, Г. А. Овсиенко, В. Г. Волчков, старший лейтенант В. М. Пищенко, лейтенант И. М. Соболев, младший лейтенант С. Н. Решетник другие.

В целях увековечивания памяти павших смертью девять питомцев училища - Н. К. Ткаченко, И. Я. Ядвижин, П. Ф. Епихов, В. Т. Кулютин, И. И. Тишин, В. В. Николаев, А. К. Авельян, В. В. Кокорев и А. С. Воробьев - зачислены почетными курсантами училища. Их имена занесены на Доску почета.

В начале декабря 1941 г. Красная Армия, оборонявшая Москву, перешла в решительное контрнаступление. Фашистские войска, потеряв несколько сот тысяч убитыми, были отброшены от столицы местами до 400 км. Эта битва окончательно развеяла миф о непобедимости немецко-фашистской армии, сорвала расчеты гитлеровцев на «молниеносную войну».

6 декабря 1941 г. по приказу Верховного Главнокомандования отдельный курсантский полк был расформирован. Все курсанты, получившие звание лейтенант, были направлены в части действующей армии. А командный и преподавательский состав, обогащенный боевым опытом, вернулся в родное училище, чтобы снова приступить к работе, связанной с подготовкой офицерских кадров.

Кремлевские курсанты, пропавшие без вести и убитые в боях 21 у д. Пупцево, 22-23 ноября 1941 г. у д. Горки и села Шипулино.

Осипов Валентин Георгиевич, 16 рота, убит; Андриевский Аванар Валентинович, 13 рота, пропал без вести; Альбрект Ярослав Владимирович, 9 рота, пропал без вести; Анисимович Сергей Анисимович, 9 рота, пропал без вести; Андреев Борис Павлович, 5 рота, пропал без вести; Безмовный Михаил Петрович, 10 рота, пропал без вести; Баскаков Александр Иванович, 10 рота, пропал без вести; Брейкин Николай Николаевич, 10 рота, пропал без вести; Болдарев Виталий Александрович, 5 рота, пропал без вести; Вихарев Владимир Григорьевич, 13 рота, пропал без вести; Васильев Владимир Григорьевич, 10 рота, пропал без вести; Вайцеховский Николай Ефимович, 10 рота, пропал без вести; Воробьев Константин Дмитриевич, 15 рота, пропал без вести; Васин Григорий Сергеевич, 15 рота, пропал без вести; Гайнутдинов Карим ... , 13 рота, пропал без вести; Гарбачевский Федор Игнатьевич, 6 рота, пропал без вести; Гогня Герман Базович, 10 рота, пропал без вести; Грибов Павел Николаевич, 10 рота, пропал без вести; Гринченко Илья Андреевич, 10 рота, пропал без вести; Давыденко Анатолий Степанович, 10 рота, пропал без вести; Дрыга Иван Степанович, 9 рота, пропал без вести; Егоров Сергей Иванович, 16 рота, пропал без вести; Есаулов Константин Александрович, 14 рота, пропал без вести; Журавлев Александр Кузьмич, 10 рота, пропал без вести; Зверев Сергей Петрович, 9 рота, пропал без вести; Зубов Михаил Филиппович, 9 рота, пропал без вести; Иванов Алексей Георгиевич, 15 рота, пропал без вести; Ищенко Андрей Михайлович, 9 рота, пропал без вести; Кладченко Иван Терентьевич, 10 рота, пропал без вести; Колосов Василий Ефимович, 9 рота, пропал без вести; Лазарев Иван Федорович, 10 рота, пропал без вести; Лэсь (Лось) Дмитрий Максимович, 9 рота, пропал без вести; Луканин Василий Степанович, 9 рота, пропал без вести; Лыс Павел Филиппович, 9 рота, пропал без вести; Меделеев (Меделяев) Александр Павлович, 10 рота, пропал без вести; Макарьян Рафим Максимович, 9 рота, пропал без вести; Мачин Василий Семенович, 10 рота, пропал без вести; Назаренко Михаил Иванович, 10 рота, пропал без вести; Новорилов Николай Николаевич, 10 рота, пропал без вести; Норкин Александр Сергеевич, 15 рота, пропал без вести; Онипко (Онинко) Владимир Афанасьевич, 5 рота, пропал без вести; Павлов Иван Гаврилович, 10 рота, пропал без вести; Савин Корней Акимович (Екимович), 10 рота, пропал без вести ; Свистунов Алексей Александрович, 5 рота, пропал без вести; Соловьев Анатолий Алексеевич, 5 рота, пропал без вести; Строганов Александр Григорьевич, 9 рота, пропал без вести; Третьяченко Василий Васильевич, 9 рота, пропал без вести; Фоменков Николай Корнеевич, 9 рота, пропал без вести; Хархорин Леонид Алексеевич, 9 рота, пропал без вести; Холин Иван Романович, 9 рота, пропал без вести; Чекусов Иван Дмитриевич, 9 рота, пропал без вести; Черников Василий Григорьевич, 9 рота, пропал без вести; Шалманов Василий Иванович, 9 рота, пропал без вести. Никульников Илья Иванович, 10 рота, пропал без вести 20 ноября 1941 года в д. Пупцево; Соловьев Анатолий Алексеевич, 5 рота, пропал без вести 21 ноября 1941 года в д. Пупцево.

Член рабочей группы Книги Памяти Московской области по Клинскому муниципальному району С. И. Милокостов

Поделись!

Сегодня в СМИ

Найди нас на Facebook