Прочитано 698 раз
Оценки:
(0 голосов)

Александр Мордашов Александр Мордашов, руководитель автономной некоммерческой организации для нарко- и алкоголезависимой молодёжи «Неугасимая Надежда»: «В процесс лечения вложено именно перевоспитание, самоопределение, длительная и кропотливая реабилитация».

Ощущение счастья – явление субъективное и, как правило, кратковременное. Оно переживается с разной интенсивностью – от тихого удовольствия до полной эйфории. Такой «укол счастья» человеку необходим как воздух. Но содержание его бывает разным. Один из страшных стимуляторов – наркотический. Тогда сиюминутный кайф растягивается на годы безумства и мучений...
Он сидел передо мной, как шкодливый мальчишка, не понимая своей проказы. Ответы были резкими, оборонительными и колючими. В центре реабилитации Юра всего несколько дней и ему ещё тяжело войти в нормальную жизнь....
– Очень часто люди после длительного употребления наркотиков к нам приезжают полностью разрушенные и подавленные, – говорит руководитель автономной некоммерческой организации для нарко- и алкоголезависимой молодёжи «Неугасимая Надежда» Александр Мордашов. И не случайно эту болезнь принято считать не телесной, а скорее духовной. Поэтому в процесс лечения вложено именно перевоспитание, самоопределение, длительная и кропотливая реабилитация.
В центре за основу взят высокорезультативный бразильский опыт в лечении алкоголизма и наркомании. Александр знаком с ним не понаслышке. Сам прошёл тяжёлый путь. Исцелялся в Бразилии. Там и возникла идея помогать таким же попавшим в беду. Свою «маленькую Бразилию» он организовал в селе Речицы Раменского района. Вместе с единомышленниками привёл в порядок старый родовой дом и открыл в нем реабилитационный центр.Молитва помогает восстановить разрушенную систему ценностей…
– Главное правило этого аспекта – уважать и во всем помогать друг другу: люби ближнего, как самого себя, – объясняет Александр. – Каждый из реабилитирующихся занят делом: кто-то работает на кухне, готовя еду – завтрак, обед и ужин... и тем самым учится ответственно и, самое главное, с любовью выполнять свою работу. Некоторые ребята занимаются уборкой дома, другие реставрируют иконы, подаренные для центра, кто-то водит автомобили центра, кто-то работает творчески: рисует или трудится в мастерских. Мужчины сознательно участвуют в этом, так как понимают, что трудотерапия это часть их лечения, успешной реабилитации: я занят и участвую в общем деле, как одна семья! У многих не было опыта работы, и здесь они его получают, тем самым повышая свою самооценку.
– Перевозить камни и песок с места на место, чтобы попросту занять ребят, как это делается в некоторых центрах, у нас запрещено, – поясняет Александр. – Насилие над личностью хорошего результата не принесет.
Изначально деревенский люд настороженно отнесся к этой затее – мол, нам ещё наркоманов здесь не хватало. Писали письма, с проверками приезжали представители различных инстанций. Но нарушений никаких не находили и дали добро работать. После трёх лет упорного труда здесь прошли курс трудотерапии 70 человек. Каждый второй вернулся к нормальной, здоровой жизни.
Сейчас здесь временно проживают 10 мужчин. Это вполне взрослые люди от 20 до 40 лет – бизнесмены, юристы, менеджеры, рабочие. Некоторых привезли сюда родственники, перепробовавшие всевозможные способы лечения и уже потерявшие всякую надежду.
Мы совершаем маленькую экскурсию по дому. Здесь нет дорогой мебели, но везде уют и очень чисто. Труд и духовность в центре неразделимы. И беседы со священником – духовником центра – считаются самыми важными и бесконечно ценными.
– Я раньше ни одной молитвы толком не знал, – скажет потом мне москвич Сергей. Забывал слова, не попадал в такт. Но со временем что-то стало меняться в моей душе, наполнять её необъяснимым смыслом.
Серёжа увлекается музыкой – играет на гитаре. Эйфория от наркотических веществ, казалось, способствовала творческому развитию. Употреблял около пяти лет. Лечение медикаментозным способом не помогло. Тут он всего несколько дней и уже приходит в себя.
– У меня, наверное, самая сложная ситуация, – говорит сорокалетний Алексей. На героине 20 лет. Лечился много раз. Надеюсь, что теперь у меня всё получится. Иначе я потеряю свой бизнес, любимую женщину, сына. Я прекрасно помню тот день, когда впервые попробовал... Тогда меня никто не предупреждал о последствиях... Живу в Люберцах, и называю себя «динозавром». Всех друзей уже похоронил.
А вот Александр в центре уже полтора года. По профессии – водитель погрузчика. Признаётся, что был страшным эгоистом. Употреблял тяжёлые наркотики четыре года. Минуты кайфа сменились страшными муками. В центре забыл о наркотиках. Научился уважать тех, кто рядом, контролировать себя. Скоро улетает на 11 месяцев на более глубокую реабилитацию в Бразилию.

{joomplucat:119 limit=3|columns=3}

Сергей, юрист. Чередовал алкоголь с героином. Шесть лет держался, не пил. И вновь срыв.
– Что взрослого человека заставляет принимать наркотики? – недоумеваю я.
– Наверное, все-таки какая-то однотонная рутина. Несколько лет без отпуска. Организм выдохся, а ему нужна подпитка, и ею стали негативные стимуляторы. Думаю в этом моя ошибка. Но если я понял – значит, не всё потеряно.
– По профессии я финансовый менеджер, занимал хорошую должность в банке, – продолжает разговор Андрей. У меня работа, требующая внимания и чёткости, наркотики этот ритм нарушили. Медикаментозно не стал лечиться. В наркологических клиниках сразу ставят на учёт, а значит, твоя жизнь будет перечёркнута. В европейских странах, имея справку о прохождении курса лечения, можно устроиться на любую работу и социально быть защищённым. В России – ты изгой. Многих ребят это толкает на преступления.
– Что для вас самое тяжёлое в работе? – спрашиваю я руководителя «Неугасимой Надежды» Александра Мордашова.
– Нет помощника. Конечно, помогает жена, но она занята на основной работе. Платить зарплату – нет средств. Бывает даже, что нет возможности купить необходимые продукты. Ведь ребята лечатся бесплатно, и мы существуем благодаря благотворительности.
...В последние годы появилось много предложений бесплатного лечения наркомании и алкоголизма и, как правило, подобные вещи оказываются связаны со «скрытой оплатой», использованием подневольного труда больных, вовлечением в секты или просто оборачиваются непрофессиональным подходом, который только мешает выздоровлению. Должна быть масштабная государственная программа по лечению и реабилитации наркозависимых. Во многих странах мира проблема решается в течение нескольких лет путем открытия бесплатных реабилитационных центров, подконтрольных государству. У нас же пока только обещания и проекты.
Любовь Клюева

Александр Мордашов приветствует отменный урожай помидоров и огурцовАлександр Мордашов приветствует отменный урожай помидоров и огурцов
Справка

Бразильская «Фазенда Надежды» была основана более двадцати лет назад. Базовым элементом движения является – любовь к ближнему, ненасильственный труд и духовное просвещение. Со временем «Фазенда Надежды» разрослась до нескольких десятков центров в Бразилии и за рубежом. Уникальная методика помогла излечиться около 100 гражданам России.

В Бразилии
Бразильские центры национальной системы здравоохранения и государственные службы медикосанитарной помощи рассчитаны на единовременную стационарную помощь около 14000 больным наркоманией.
В распоряжении служб наркологической помощи находится 308 специальных мобильных клиник.
На двухгодичную программу по борьбе с распространением героина и других наркотиков в Бразилии выделено 1,2 миллиарда долларов.

В России
По поручению президента России разработан проект государственной программы «Комплексная реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных веществ»
На семилетнюю программу (до 2020 г.) выделят 150 млрд руб. – по 20 млрд в год
Ежегодно курс реабилитации смогут пройти до 150 тыс. человек (сегодня только 25 тыс.)
По оценке секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, материальный ущерб от наркотиков сравним с затратами на всю систему здравоохранения – это 3-5 % ВВП или 2-3 трлн руб. ежегодно.

Поделись!

Найди нас на Facebook

Вконтакте