Художник Н. Ковалев. Неандерталец Художник Н. Ковалев. Неандерталец
Прочитано 4222 раз
Оценки:
(44 голосов)

Весной 1936 г. во время работ по сооружению канала Москва—Волга при рытье котлована для Сходненской гидроэлектростанции старшим нормировщиком П.И. Чернышёвым была обнаружена черепная крышка человека.

Здесь надо отдать должное находчику, сумевшему оценить вероятную ценность находки, и передавшему ее в Институт археологии Академии наук. К сожалению, последнее бывает нечасто, и многие интересные археологические и антропологические находки погибают для науки.

Отличаясь от современных черепов ярко выраженными неандерталоидными чертами (низкий покатый лоб, сильно развитые надбровные дуги), что было сразу отмечено учеными, эта черепная крышка и обстоятельства её находки вызвали в те годы особый интерес у археологов, геологов и антропологов. Место находки обследовалось геологами В.В. Сахаровым, Г.Ф. Мирчинком, сама крышка исследовалась антропологами М.А. Гремяцким, Т.С. Кондукторовой, археологом О.Н Бадером.

В.В. Сахаров отмечает, что в древнем галечнике, в котором залегал череп, какие-либо кости животных обнаружены не были. В более же высоких горизонтах той же террасы в пределах того же котлована были найдены кости мускусного овцебыка, северного оленя и первобытного быка – определение В.И. Громова. При этом и В.В. Сахаровым, и О.Н. Бадером отмечается более темный цвет и большая степень минерализации черепного фрагмента по сравнению с вышележащими фаунистическими находками, что, по мнению О.Н. Бадера, никак не говорят о более раннем возрасте фауны, – скорее же наоборот.

В качестве дополнительного аргумента в пользу древнего возраста отложений, содержавших черепную крышку, О.Н. Бадер ссылался на исследование М.Б. Даньшина и Е.В. Головина, из которого, по его мнению, следовало, что место находки сходненской черепной крышки входит в зону распространения 2-й низкой террасы ледникового времени, где также встречались находки костей мамонта и благородного оленя.

Фрагмент черепа представляет собой значительную часть чешуи лобной кости с небольшими примыкающими к корональному шву частями обеих теменных костей. Антрополог М.А. Гремяцкий отнес сходненский череп к группе сапиенсных (имеющих ряд существенных признаков сближающих их с Homo sapiens (человек разумный)) форм, морфологически занимающих промежуточное положение между современным и неандертальским типами. Аналогичное промежуточное положение отвела сходненскому черепному фрагменту и Т.С. Кондукторова, проведшая ряд самостоятельных измерений.

Сходненской черепной крышкой продолжают интересоваться и современные антропологи, занимающиеся изучением переходных форм между неандертальским и современным человеком. В одной из последних работ на эту тему говорится: «Сходненский человек, без сомнения, был ближе к неандертальцам, нежели “средний” верхнепалеолитический человек». Далее автор отмечает, что сходненская черепная крышка наиболее близка к группе верхнепалеолитических сапиенсов, точнее, к формам, обладающим примитивными и прогрессивными чертами одновременно, например, Схул V (недалеко от Иерусалима), Пшедмости III и Пшедмости IX (Чехословакия), в меньшей степени – и Сунгирь I (Владимирская область, Россия). Таким образом, автор считает возможным говорить о близости Сходни и восточноевропейских неоантропов (греч. –новых людей), а также о большей архаичности последних по сравнению с западноевропейскими. Учитывая все полученные результаты, исследователю черепа наиболее обоснованным кажется отнесение сходненского (человека) – к мужчинам верхнего палеолита.

Итак, антропологи не сомневаются в древности данной находки. В её древности не сомневался и видный археолог Отто Николаевич Бадер (1903—1979). Однако если бы не одна особенность данной черепушки, то и остальные археологи приняли бы ее с радостью... Что это за особенность? Дело в том, что практически вся внешняя поверхность крышки была покрыта вдавленным в нее отпечатком, где четко, а где не очень – мелкоячеистой ткани. По мнению О.Н. Бадера, первым описавшего эту находку, способность человека верхнего палеолита выделывать подобного рода ткани не подвергается сомнению. Однако для ряда других исследователей, человек верхнего палеолита и изделия типа ткани – вещи несовместимые. Соответственно, подвергался сомнению палеолитический возраст сходненского черепного фрагмента, и в связи с этим утрачивали научную значимость. По мнению этих ученых, человек палеолитической эпохи мог одеваться только в шкуры.

Сходненская черепная крышка

Для выяснения природы тканевидного узора в лаборатории антропогенеза НИИ антропологии МГУ Н.А. Синельниковым были поставлены опыты по искусственному получению отпечатков ткани на современных черепах. На черепа накладывалась ткань, пропитанная слабым раствором кислот. Слабый раствор кислоты не оказывал существенного воздействия на ткань, но приводил к декальцинации и размягчению поверхности кости, с проявлением на ней соответствующего тканевидного узора. По заключению Н.А. Синельникова, отпечаток на черепе получился аналогичным способом, благодаря воздействию на череп слабых почвенных кислот. Воздействие это было недолгим, так как размягчению подверглась лишь внешняя поверхность костей черепа (каких-либо деформаций костей самого черепа не отмечено).

Анализ поверхностей костей черепа привел Н.А. Синельникова к заключению, что ткань покрывала череп до его разрушения. После того как сформировался тканевидный рельеф, произошла его минерализация, поверхность кости была сглажена и отполирована. После чего череп был разрушен и попал в место своего окончательного залегания.

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что ткань могла появиться только на черепе, полностью освобожденном от волосяного покрова и мягких тканей, то есть череп был подобран и затем хранился завернутым в тряпку. Подобный вариант допускает разное время происхождения черепа и покрывающего его отпечатка. Хотя нельзя исключать такого варианта, что череп был очищен от мягких тканей самими последующими его хранителями.

К этому надо добавить, что подобное обращение с черепом было вполне возможным; так, в древних обществах практиковался культ черепа, когда отделенный от тела череп, освобожденный от мягких тканей, погребался отдельно. Например, в Баварии, в пещере Офнет, было найдено захоронение 27 черепов, засыпанных красной охрой, датируемое эпохой среднего каменного века (мезолитом).

По моей просьбе отпечаток ткани на сходненском фрагменте черепа был проанализирован старшим научным сотрудником отдела археологии и этнографии Звенигородского историко-архитектурного и художественного музея, реставратором по тканям И.И. Ёлкиной. По её заключению, четкие следы ткани прослеживаются по всей внешней поверхности черепной крышки за исключением надглазничного валика. На лобной и правой теменной костях ткань расположена в одном направлении. В верхней части теменной кости направление ткани изменено примерно на 20 градусов. Ткань имеет ровную полотняную структуру. Плотность нитей 13 нитей/см по основе и 11 нитей/см по утку (основа и уток приняты условно). Толщина нитей 0,2—0,25 мм. Расстояние между нитями – 0,1—0,15 мм. Кое-где прослеживается крутка нитей. Нити кручены в Z-направлении. Так как по всей поверхности черепной крышки прослеживаются довольно четкие следы ткани, вероятно, что череп был завернут в ткань. В районе левой теменной кости тканью была образована складка, отчего направление следов ткани изменилось. Структура, плотность ткани, а также толщина нитей и их крутка характерны для тканей, известных на территории Подмосковья с периода раннего средневековья.

Имея такой набор фактов, трудно что-либо утверждать наверняка. Могли ли люди эпохи палеолита выделывать ткань? Согласно общепринятой точке зрения вертикальный ткацкий станок появился в эпоху неолита 5—6 тысяч лет до н.э. Отпечатки перевитой веревочки встречаются на керамике эпохи неолита на стоянках Подмосковья. На тех же стоянках находят и поплавки с грузилами от рыболовных сетей. Далее дело за малым, если ниточки и веревочки были известны, осталось их лишь переплести. А то, что человек мог плести, сомневаться не приходится. Он был для этого достаточно смышлен и рукаст. Да, сетей и тканей на стоянках мы не находим, но не находим и шкур, в которые одевался древний человек. Однако в том что человек ходил в «дубленках», мы не сомневаемся.

К сожалению, органические материалы в культурном слое древних поселений практически не сохраняются. До археологов обычно доходят орудия, сделанные из камня и изделия из кости, последние и то не всегда. Веревочки, ниточки и ткань, если они были, могли бы, например, сохраниться в вечной мерзлоте. Находят же там мамонтов в приличном состоянии, может, найдут и охотника, задавленного этим мамонтом.

А пока что остается надеяться на отпечатки этих нитей и тканей и косвенные улики. Отпечаток на кости (черепной крышке) у нас есть. Изделия из глины в палеолите пока еще редки. Впрочем, в Японии в культуре каменного века Дземон возрастом более 10—12 тыс лет (а это по европейским меркам ещё палеолит), керамика уже была. Сосуды культуры дземон украшались веревочным орнаментом – оттисками перевитой веревочки (по такому орнаменту культура и получила свое название). Отпечатки похожие на тканевидные на фрагментах обожженной глины обнаружены на Зарайской стоянке (17—22 тысяч лет назад, Зарайск Московская обл.), на стоянках Моравии Дольни Вестоницы и Павлова (28—23 тыс. лет назад).

Голова статуэтки. Костенки

Виллендорфская Венера

На отдельных фигурках палеолитических Венер некоторые исследователи (О.А. Соффер) готовы видеть изображение головного убора в виде вязаной шапочки. Это фигурки найденные на стоянках Виллендорф (Германия) и Костенки 1 (Россия). Впрочем, от окончательного вывода пока воздержимся, а хотелось бы верить. Неплохо было бы подтвердить и возраст этой крышки, чему помог бы радиоуглеродный метод.

Была ли ткань в палеолите, пусть не в виде рубашек и платьев, а хотя бы в виде поясочков, шапочек, мешочков? А почему бы нет? Была же великолепная красочная живопись Альтамиры и Каповой пещеры, великолепные образцы косторезного искусства, были, кстати, и костяные иголки с ушком, мало отличимые от современных стальных. Думаю, рано или поздно, ответ на этот вопрос мы получим.

Александр Васильевич Трусов, археолог, старший научный сотрудник Музея Москвы и Института археологии РАН (г. Москва)

Поделись!

Найди нас на Facebook

Вконтакте