Фрагменты надгробий на территории церкви Тихвинской иконы Божией Матери Фрагменты надгробий на территории церкви Тихвинской иконы Божией Матери
Прочитано 3639 раз
Оценки:
(52 голосов)

«Часто прихожу на сие место и почти всегда встречаю там весну; туда же прихожу и в мрачные дни осени горевать вместе с природою. Страшно воют ветры в стенах опустевшего монастыря, между гробов, заросших высокою травою, и в темных переходах келий. Там, опершись на развалины гробных камней, внимаю глухому стону времен, бездною минувшего поглощенных, – стону, от которого сердце мое содрогается и трепещет», – так представлено в «Бедной Лизе» Николая Михайловича Карамзина одно из самых известных в Москве монастырских кладбищ – кладбище Симонова монастыря.

В этом утрированном описании есть, однако, и доля правдоподобия – с 1771 г. по 1795 г. монастырь был закрыт, его строения и кладбище заброшены. Ныне самой обители и некрополя не существует – монастырские храмы и надгробия были уничтожены в годы воинствующего атеизма. Однако благодаря подвижнической деятельности духовенства и прихода единственного сохранившегося от монастырского ансамбля храма – церкви Тихвинской Божией Матери – и соседнего храма Рождества в Старом Симонове память об утраченном кладбище живет.


ДРЕВНЯЯ ОБИТЕЛЬ

Симонов монастырь являлся одним из старейших в Москве. Он был основан около 1370 г. (возможно, в 1377 г.) учеником и племянником Сергия Радонежского преподобным Феодором. В 1379 г. монастырь был перенесен на новое место, где его главный храм освятили во имя Успения Пресвятой Богородицы. Первоначальный монастырь с церковью во имя Рождества Пресвятой Богородицы, что в Старом Симонове, сделался скитом, а с середины XVII в. – приходским храмом.

180316202 Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове. 1842 г.

Наименование монастыря принято связывать с богатым вкладчиком Симоном (в миру князем Стефаном Васильевичем), выходцем из Крыма, «сурожанином» и родственником византийской империи Комниных, который принял в старости принял постриг в этой обители. Существует мнение, что князь Стефан Васильевич принадлежал к династии Гаврасов и правил в княжестве Феодоро, располагавшемся в горном Крыму (его столица – крепость Мангуп), а в конце XIV в. выехал в Москву, передав власть сыну Алексею. В источниках упоминается и сын Стефана, Григорий Ховра, строитель Симонова монастыря, родоначальник Ховриных и Головиных.

18031623 Художник А.Е. Маковская. Вид Симонова монастыря близ Москвы. 1888 г.

Известный современный историк В.А. Кучкин связывает название монастыря с именем великого князя Семена Ивановича Гордого, и считает, что земли, на которых он появился, принадлежали московским князьям. Здесь некогда стояла великокняжеская обитель, посвященная одному из праздников, связанных с земной жизнью Богородицы, а затем возник монастырь Федора Симоновского (Ростовского).

Как можно видеть, загадок в ранней истории монастыря немало. Еще одна связана с погребением в церкви Рождества в Старом Симонове героев Куликовской битвы Пересвета и Осляби, чьи гробницы бережно сохранялись до революции, а в настоящее время восстановлены. Не вполне ясно, чем обусловлено это захоронение – ведь Пересвет и Ослябя были монахами Троицкой, а не Симоновской обители, и почему для погребения избрана церковь старого, а не нового монастыря. К счастью, сама церковь, выстроенная в начале XVI в., до нашего времени сохранилась, несмотря на то, что пространство вокруг нее было в советское время было застроено корпусами завода «Динамо». Меньше повезло территории Успенского Симонова монастыря, где уничтожены собор, четыре монастырских церкви, колокольня и другие постройки, а уцелели лишь часть стен с башнями, келарский корпус, церковь во имя Тихвинской иконы Пресвятой Богородицы, трапезная, Сушило и казначейские кельи.

180316201 Церковь Рождества Божией Матери в Старом Симонове. 1882 г.

Существует предание, что Симонов монастырь посещал преподобный Сергий Радонежский, который своими руками ископал здесь Святое озерко или Сергиев пруд, ныне не существующий. Здесь подвизался и был игуменом преподобный Кирилл Белозерский. После явления ему Пресвятой Богородицы, которое произошло в скиту на Старом Симонове, подвижник покинул обитель и удалился на Белоозеро. В XVI в. в обители жили и творили преподобный Максим Грек и известный нестяжатель Вассиан (Патрикеев).

1803166 Часовня на месте явления Божией Матери преподобному Кириллу Белозерскому в Старом Симонове

В 1405 г. монастырский Успенский собор был выстроен в камне. В 1485 г. была построена монастырская трапезная. При царе Федоре Алексеевиче трапезную перестроили известные зодчие П. Потапов и О. Старцев. Этот прекрасный памятник московского барокко сохранился до нашего времени.

Кирпичная ограда (вряд ли серьезная) была выстроена здесь еще в середине XV в. Владимиром Григорьевичем Ховриным. В Смутное время ее укрепили, и монастырь использовался как опорный пункт во время борьбы с поляками. Симонов монастырь рассматривался как возможный узел обороны и в дальнейшем. В 1640-е гг. здесь возвели мощную ограду, которая частично сохранилась до нашего времени, как и три внушительного вида башни – Дуло, Кузнечная и Солевая. Из них наибольшее впечатление производит Дуло, ее украшает высокий шатер со множеством небольших окошечек-слухов и двухярусной смотровой вышкой. Не вполне ясно – на собственные средства строил монастырь каменные стены и башни, или в строительстве принимала участие государева казна. В любом случае, в XVI—XVII вв. Симонов монастырь являлся одним из самых богатых, уступая только Троице-Сергиеву, Чудову и Новоспасскому. В 1653—1661 гг. он владел 2 407 дворами, в 1678 г. – 2 636 дворами, а в 1700 г. – 2 508 дворами.

18031624 Художник А.М. Васнецов. Симонов монастырь. Облака и золотые купола. 1927 г.

18031611 Сушило Симонова монастыря

18031612 Церковь Тихвинской иконы Божией Матери

После екатерининской секуляризации монастырь начал приходить в упадок. В 1771 г. во время эпидемии чумы братия была выведена в Новоспасский монастырь, а здесь учрежден карантин. В 1788 г. монастырь окончательно упразднили и в стенах обители разместили военный госпиталь. Однако монастырю не дали прийти в запустение – видный вельможа граф В.В. Мусин-Пушкин-Брюс, родители которого были погребены в монастыре, обратился с ходатайством о возрождении обители. Оно было услышано властями, и монастырь возродился.

В 1812 г. Симонов был разграблен во время нашествия французов, но после нашествия восстановился в прежней славе и обрел величественное архитектурное украшение – огромную колокольню. Она была построена в 1832—1839 гг. на средства купца И. Игнатьева по проекту К.А. Тона в «русско-византийском стиле». Она достигала 90 метров, превосходя колокольню «Иван Великий».

18031618 Симонов монастырь. 1882 г.

В 1920 г. монастырь упразднили. С 1923 г. по 1930 г. здесь существовал музей, который возглавлял В.И. Троицкий. Он провел реставрацию некоторых построек монастыря, покровительствовал церковной общине, разрешив богослужение в одном из храмов. Это лишь ненадолго отсрочило гибель монастыря. Здесь было решено возвести Дворец культуры Государственного автомобильного завода (будущий ЗИЛ), и в ночь с 20 на 21 января 1930 г. Успенский собор был взорван.

18031626 «Красноармейцы на субботнике». Разгром Успенского собора Симонова монастыря


МОНАСТЫРСКОЕ КЛАДБИЩЕ

К древнейшим захоронениям в Симоновом монастыре относится погребение Стефана Васильевича и его супруги Агриппы. Их потомки Ховрины, бояре и графы Головины погребались здесь вплоть до XIX в. Наиболее почетным местом для захоронения был Успенский собор. В 1433 г. в нем погребли младшего сына Дмитрия Донского, князя Константина Углицкого, в монашестве Кассиана. В 1540 г. в. соборе упокоился князь Федор Михайлович Мстиславский, знатный Гедиминович, выходец из Литвы, основатель одного из влиятельнейших московских аристократических родов. Его сын князь Иван Федорович и внук, глава Боярской думы и деятель Смуты, князь Федор Иванович тоже погребены в Симонове.

В 1610 г. рядом с тестем И.Ф. Мстиславским упокоился «царь» Симеон Бекбулатович, крещеный Чингизид, по воле Ивана Грозного год сидевший на московском престоле, а затем страдавший за это при Годунове, самозванце и Шуйском, которые видели в несчастном старике династического соперника. Возможно, его могила стала символом для восточных аристократов, служивших московскому царю и принявших православие. В XVII в. в Симоновом монастыре нашли свое упокоение представители княжеских родов Сулешовых, Урусовых, Черкасских, Юсуповых.

Другие знатные дворяне, хоронившиеся в стенах монастыря, – Бутурлины (среди них – Никон Федорович, защищавший монастырь в 1618 г. от войск королевича Владислава), Татищевы, Мусин-Пушкины, Загряжские, Соймоновы, Новосильцевы, Аксаковы, князья Касаткины-Ростовские и Вадбольские и другие.

Надгробия, находившиеся в Успенском соборе, представляли собой обширный синодик московской знати:

«Лета 7123 (1615 г.) генваря в 10 день на память святого отца нашего Григория епископа Нисского преставися раб Божий стольник государев Володимер Игнатьевич Татищев»

«Лета 7151 (1643) октября в 8 день на память преподобной матери нашея Пелагея преставися раба Божия крайчего князь Васильева Яншевича Сулешова княгиня Фетинья Ивановна окольничьего Иванова дочь Феодоровича Басманова»

«Лета 7203 (1694 г.) ноября в 17 день, на память иже во святых отца нашего Григория епископа Неокесарийского чудотворца, преставися раб Божий окольничий Петр Алексеевич Головин».

1803161 Надгробие XVI в. на территории церкви Рождества Божией Матери Старом Симонове

В 1707 г. в соборе был погребен сподвижник Петра I государственный деятель и дипломат граф Федор Алексеевич Головин (1650—1796), впоследствии здесь же похоронили его сына адмирала графа Николая Федоровича и внучку – принцессу Наталью Николаевну Голштейн-Бекскую.

В стенах монастыря нашли упокоение почитаемые монастырские старцы и лица, прославленные высокой духовной жизнью. Таковы были схииеромонах Алексей (1722—1812), монах Евсевий (1770—1836), мирянин генерал М.З. Дурасов (1772—1828), ученик схииеромонаха Алексия, подвижник и другие.

В XIX в. на монастырском кладбище создаются усыпальницы московских купеческих родов Долговых, Вавиловых, Бахрушиных, Вишняковых, Толоконниковых, Шараповых. Многие из них были благотворителями обители, как, например Афанасий Иванович Долгов (1725—1804), который пожертвовал в монастырь после его открытия в 1795 г. 100 тысяч рублей на восстановление.

В 1827 г. в Симоновом был похоронен поэт Дмитрий Владимирович Веневитинов (родился в 1805 г.). На его памятнике поместили слова из его же стихотворения «Поэт и друг» – «Как мало знал он жизнь, Как мало жил!» Здесь также нашли упокоение: литератор и автор описания монастыря Вадим Васильевич Пассек (1808—1842), композитор Александр Александрович Алябьев (1787—1851), медик Павел Николаевич Кильдюшевский (1799—1858), писатель Сергей Тимофеевич Аксаков (1791—1859), его сын, общественный деятель Константин Сергеевич Аксаков (1817—1860), и другие.

18031622 Дмитрий Владимирович Веневитинов

18031617 Д.В. Веневитинов на смертном одре

18031619 Кладбище Симонова монастыря. Фотография конца XIX—начала XX вв.

В 1860-е гг. кладбище было разделено на Александровское (по церкви Александра Свирского) и Тихвинское (по церкви Тихвинской иконы Божией Матери). Постепенно Александровское кладбище разрослось, и его новая территория получила название Успенское кладбище. На рубеже XIX—XX вв. в Симоновом монастыре хоронили все реже. Из месяца в месяц в кладбищенских приходных книгах значится, что «приходу не было».

Активное разрушение кладбища началось сразу же после закрытия музея на территории монастыря. Лишь останки Д.В. Веневитинова, С.Т. и К.С. Аксаковых были перенесены на Новодевичье кладбище, остальные памятники снесены и использовались для различных хозяйственных нужд, могилы перекапывались во время строительных работ. При вскрытии могилы Веневитинова с его руки было снято овеянное легендами кольцо, которое ему подарила княгиня Зинаида Волконская. Несколько надгробий XVII в. спас и перевез в музей Коломенское прославленный реставратор и защитник памятников старины Петр Дмитриевич Барановский (1892—1984).


АРХИВНЫЕ НАХОДКИ

Архив Симонова монастыря, как и большинства других московских монастырей, сохранился. Документы, связанные с формированием и бытованием некрополя, составляют в нем значительную часть. В первую очередь, интересны монастырские кладбищенские приходные книги, в которые записывали суммы, поступившие в монастырь за погребение того или иного лица или установку памятника. Сохранились и другие материалы по некрополю – список погребенных 1847 года, билеты и открытые листы на погребение и др. Однако подлинным открытием стали два уникальных документа, сохранившиеся не в фонде Симонова монастыря, а в документальном собрании известного архивиста, московеда и генеалога Николая Петровича Чулкова (1870—1940). Н.П. Чулков в 1920-е гг. активно занимался изучением и охраной московского некрополя, был членом Кладбищенской комиссии общества «Старая Москва». Очевидно, поэтому в его руках и оказались два описания монастырского кладбища, составленные в 1847 и 1866 г. (последнее – с приписками, хронологически охватывающими период до 1909 г.).

18031625 Николай Петрович Чулков

Эти описания важны не только тем, что сообщают самую полную и обширную информацию о биографическом составе некрополя (около тысячи имен), но также они описывают топографию расположения захоронений. Описание велось по рядам, по порядку расположения могил на кладбище, без пропусков. Отдельно описаны надгробные плиты в Успенском соборе и в других церквях. Благодаря этому существует возможность смоделировать как выглядело кладбище Симонова монастыря на начало XX столетия. Более того, описание характеризует и внешний вид памятника, указывая и полный текст эпитафии. Рассмотрим, например, описание могилы поэта Веневитинова:

«Две гранитные плоские плиты на плитах каменных за одною решеткою... На второй надпись: Под сим камнем погребено тело Дмитрия Владимировича Веневитинова, родившегося 1805 года сентября 14 дня, скончавшегося 15-го дня в 5 часов утра. От роду ему было 21 год 6 месяцев и 1-н день. Как знал он жизнь, как мало жил».

180316151 Могила Д.В. Веневитинова на Новодевичьем кладбище

Из него видно, что памятник ныне стоящий над захоронением поэта, хотя и относится к тому же времени, но взят с другой могилы, о чем, впрочем, свидетельствует и надпись, выполненная согласно правилам современной орфографии.


ВОЗРОЖДЁННАЯ ПАМЯТЬ

В 1993 г. здание храма Тихвинской иконы Божией Матери было передано общине слепоглухих, неслышащих и слабослышащих православных христиан. Трудами прихожан запущенная территория обители постепенно была расчищена от мусора и благоустроена. С особым вниманием были собраны могильные валявшиеся могильные памятники и их фрагменты – все, что осталось от бывшего монастырского кладбища. Ныне они установлены рядом с Тихвинским храмом, здесь же разбиты и цветники. При благоустроительных работах находили и человеческие останки, которые были погребены с отданием необходимых почестей и обрядов.

1803164

1803167

18031610 Надгробия на территории церкви Тихвинской иконы Божией Матери

Похожую работу провели духовенство и прихожане церкви Рождества в Старом Симонове. Там тоже собрали с бывшей заводской территории фрагменты надгробий, но, помимо этого, создали в ограде храма мемориальный комплекс, напоминающий об утраченном монастыре и монастырском некрополе. Здесь установлены памятные знаки в честь, погребенных на монастырском кладбище Ф.А. Головине и А.А. Алябьеве. Также здесь создана часовня на месте чудесного явления Пресвятой Богородицы преподобному Кириллу Белозерскому.

1803165 Памятник Ф.А. Головину на территории церкви Рождества Божией Матери

1803163 Памятник А.А. Алябьеву на территории церкви Рождества Божией Матери в Старом Симонове

18031613 Церковь Рождества Божией Матери в Старом Симонове

Начало созданию мемориального комплекса на месте некрополя Симонова монастыря положено. В перспективе, когда будут завершены реставрационные и благоустроительные работы в Симонове, возможно создать здесь несколько памятных знаков с именами тех, кто был похоронен в монастырских стенах. И, конечно, необходимо и дальше собирать архивные данные по истории некрополя и готовить общий подробный список погребенных, биографический словарь-синодик кладбища Симонова монастыря.

 

Сергей Юрьевич Шокарев, кандидат исторических наук, доцент Историко-архивного института РГГУ

Фотографии автора

Поделись!

Найди нас на Facebook

Вконтакте

Яндекс.Метрика