Татьяна Догилева: «С Московской областью у меня связан не только отдых, но и работа»

Татьяна Догилева и Сергей Маковецкий в спектакле «Лунный свет, медовый месяц» Татьяна Догилева и Сергей Маковецкий в спектакле «Лунный свет, медовый месяц»
Оценки:
(39 голосов)

С народной артисткой России Татьяной Догилевой («Блондинка за углом», «Покровские ворота», «Забытая мелодия для флейты», «Восток-Запад», «Жмурки», «Не ходите, девки, замуж», «Участок»), мы встретились на фестивале «Литература и кино» в Гатчине, где она выступила в роли члена жюри. Татьяна Анатольевна к своей миссии отнеслась ответственно, и честно отсмотрела все конкурсные картины, многие – с удовольствием. Причем, смотрела их не только, как зритель и актриса, но и как режиссер. Кто не знает, Догилева в качестве режиссера сняла фильм и поставила спектакль.


- Татьяна Анатольевна, уважаемый всеми режиссер Карен Шахназаров на фестивале «Литература и кино» признался, что фестивальное кино – это проблема. Что вы думаете по этому поводу?

- Только одно: если у режиссера нет возможности «прокатать» картину, показать ее по ТВ, слава Богу, что есть фестивали, где зритель может её увидеть. Для многих режиссеров – это единственная возможность донести свой фильм до аудитории.

- Не потому ли вы больше не возвращаетесь в режиссерское кресло? Кстати, как вам дался этот опыт?

- Тяжело. Когда я задумала свой первый спектакль «Лунный свет», думала, что въеду в режиссуру на белом коне. В результате не было ни одной газеты, которая бы меня не раскритиковала. Считаю, что в отношении меня это было очень жестоко и жестко. Но мы победили всякую критику, спектакль шел 20 лет.

Вообще профессия режиссера адская, и я отношусь ко всем режиссерам с состраданием. Потому что никто не знает, как мало получается из того, что задумано. Вообще нельзя ругать режиссеров за их фильмы. Потому что они для них, как дети. Это банально звучит, но это так. Когда снимала картину «Лера», глядела на экран при монтаже и думала: «Боже, они ходят и говорят, как я хотела. Это такое счастье!» Я делала фильм, в котором всё обращено к разуму и душе. Может, поэтому «Лера» получила много призов и признание зрителей.

- Я так поняла, что режиссура - занятие неблагодарное...

- Оно отнимает массу нервов, здоровья и сил. Так что лучше буду сниматься в кино.

- Раз заговорили о съёмках, впору спросить о ваших новых работах. Вы регулярно снимаетесь. Недавно посмотрела фильм с вашим участием «Хороший мальчик», где сыграли строгого педагога. На подходе и новые картины. Расскажите, пожалуйста, о них.

- Только недавно снялась у двух молодых режиссеров-дебютантов Кирилла Плетнёва и Дениса Селякова. У Кирилла Плетнева я видела раньше короткометражные картины, за «Настю» в прошлом году он получил на «Кинотавре» Гран-При. На том фестивале я столько наговорила Кириллу приятных слов, что он, наверное, в благодарность, пригласил меня в свой первый полнометражный фильм под названием «Жги». Я играю там очень плохую начальницу. С Кириллом невероятно интересно работать. У него своё видение, он знает, чего хочет. В какой-то степени он авторитарен, у него не пикнешь. При этом Кирилла обожала вся творческая группа. Даже когда работали по 14 часов, никто не бунтовал. А жили мы под Великими Луками по очень смешному адресу: деревня Опухлики, турбаза «Образование». Кстати, сценарий к картине Кирилл написал сам. На главную роль пригласил Ингу Оболдину, ещё Викторию Исакову и Анну Уколову. Из старшего поколения – меня и Владимира Ильина.

Что касается картины Дениса Селякова, то «Остров Рикоту» мы снимали на Курильских островах, на Кунашире. До последнего не верила, что туда полетим. Уже на Кунашире до места съёмок ежедневно по часу добирались пешком в сопровождении егеря. Теперь жду, когда обе картины выйдут на экраны.

- И строите планы на будущее...

- Планов не строю. У меня нет зависимости от профессии. Актрисы в моем возрасте обычно тоскуют, что их меньше стали приглашать в кино. Но я так много в жизни наигралась, что сейчас больше выступаю в роли наблюдателя. И, конечно, волнуюсь за судьбу дочери.

- Катя пошла по вашим стопам...

- Катя принадлежит к поколению Гарри Поттера, мечтала учиться в Америке. Россия, к сожалению, не считается мировой кинематографической державой. И поскольку деньги у нас с мужем были (бывший муж актрисы писатель-сатирик Михаил Мишин, прим. редакции), для начала отправили ее в Англию. Надеялись, что на подготовительном этапе она раздумает быть актрисой. Но она не расхотела, и получила приглашение в Америку. Отучилась там два года, и еще год прожила в качестве начинающей актрисы. Потом вернулась в Россию. Решила попробовать себя здесь. И скоро поняла, что тут тоже свои проблемы, что нужно всё делать самостоятельно. Сейчас Катя понемногу снимается, ходит на кастинги, делает отрывки для показа в театры. Пробует на ощупь российскую почву.

- В сознании зрителей вы ассоциируетесь с молодостью и оптимизмом. Наверное, именно эти качества обращают на вас внимание организаторов различных телешоу.

- Никогда не скрывала свой возраст, и была сильно удивлена, когда мне предложили участвовать в телепроекте «Последний герой». Поскольку в тот момент я находилась в страшной депрессии, то тут же согласилась. В себя стала приходить, пока летела 18 часов до Доминиканской Республики. Только здесь до меня дошло, что на месте мне предстоит прыгать с вертолёта прямо в море. Вертолёт представлял собой четырёхместную «птицу», с которой сняли дверцы. Вместе со мной в нём находились ещё лётчик-аргентинец, спасатель и оператор. Вокруг – небо и океан бесконечный, дух захватывает. И вдруг вертолёт делает крен, и я слышу команду: «Прыгай!» У меня перехватывает от страха горло, а съёмки уже идут. Оператор стоит на водных лыжах, привязанный к канату, и всё время что-то снимает, в то время как я беспрестанно молюсь. Наконец, перекрестилась напоследок, и плюхнулась в никуда. Потом мне сказали, что я сиганула с высоты семи метров, поскольку вертолёт не мог опуститься ниже. Дальше все было, как в сказке.

- До Доминиканской республики лететь 18 часов, а Подмосковье находится тут, рядом. И ваша жизнь, знаю, тесно с ним связана.

- В Подмосковье, в местечке Снегири, что в Истринском районе, выросла моя дочь Катя. Много лет мы провели здесь в доме отдыха, а потом и вовсе купили дачу под Звенигородом. Кто бывал в тамошних местах, знают, какая там красота, какой воздух и атмосфера.

Вообще с Московской областью у меня связан не только отдых, но и работа. Очень часто Подмосковье становилось для меня съёмочной площадкой, мы снимали здесь картины «Участок» и «Заколдованный участок», много общались с местными жителями. Для меня почти родным стал город Серпухов, где так часто снимают кино, что местные жители даже не обращают на это внимание – привыкли. Но что для них привычка, для нас – часть жизни, которую не вырежешь, не перепишешь заново. И та часть, что связана с Подмосковьем, для меня – без натяжки – счастливая.

Беседовала Наталья Анохина
Фото Борис Кремер, dogileva.sitecity.ru/

Поделись!

Найди нас на Facebook

Вконтакте