Оценки:
(37 голосов)

Премьера спектакля «Орфей спускается в ад» по пьесе Тенесси Уильямса в Театре «Школа драматического искусства»


Основанный в 1987 году выдающимся режиссером и педагогом Анатолием ВАСИЛЬЕВЫМ Театр «Школа драматического искусства» (ШДИ) продолжает радовать обилием разнообразных творческих проектов. Сегодня в репертуаре театра несколько десятков спектаклей, поставленных в самых разных жанрах и стилях в рамках трех режиссерских лабораторий, а также в разделах «Музыкальные спектакли» и «Творческие проекты». В отдельную группу выделены спектакли самого А. Васильева, созданные в начале 2000-х годов по произведениям А.С. Пушкина. Главными «ньюйсмейкерами» театра являются режиссеры Дмитрий КРЫМОВ, Александр ОГАРЁВ и Игорь ЯЦКО. Последний из названных недавно в Тау-зале поставил спектакль по пьесе Тенесси УИЛЬЯМСА «Орфей спускается в ад», который стал первым обращением ШДИ к произведениям великого американского драматурга.

orfey 1

Усилиями художника-сценографа Ольги ВАСИЛЬЕВОЙ сцена крошечного по театральным меркам зала как будто раздвинула свои рамки, «вместив» на небольшой трехуровневой площадке интерьеры дома героини в «маленьком американском городке одного из южных штатов», в том числе, комнату её умирающего мужа на импровизированном втором этаже, торговую лавку и даже мечту хозяйки - кондитерскую, в которой должны собираться «сливки общества». Ольга Васильева стала также автором костюмов - элегантных, стильных, изумительно сшитых, подчеркивающих грацию красивых женщин и стать мужчин. На заднике сцены режиссер и художник расположили экран, на который периодически проецируется хроника американской жизни середины прошлого века, сопровождающаяся известными джазовыми мелодиями. Оригинальное видеорешение дает зрителю понять, что музыка воспроизводится с виниловых дисков, которые ставит на проигрыватель некий дядюшка Плезент, становящийся своеобразным тапёром действия. Кстати, надо отдать должное ответственному за музыкальное оформление Фёдору СОФРОНОВУ: музыка подобрана очень точно, с большой любовью и порой становится неким продолжением мыслей и душевных порывов героев.

В этот городок случайно залетает «белая ворона» - симпатичный лохматый отвязный парень по имени Вэл Зевьер с внешностью Аполлона в куртке из змеиной кожи, распевающий блюзы под свою любимую, видавшую виды гитару. И, как это часто происходит в маленьких городках любой страны, становится не просто объектом внимания, но и центром притяжения для окружающих людей. Что, естественно, не может нравиться всем. В особенности ревнивым особям сильного пола, представленным в образах харизматических, но жутковатых фигур - злобного хозяина дома, презрительно-мрачного шерифа и двух его подручных, а также печального франта - бывшего любовника хозяйки. События пьесы развиваются стремительно: любовь, зависть, ненависть, подлость сплетаются в один зловещий узел, распутать который способен только взрыв, трагический катаклизм. Который, в конце концов, и происходит.

orfey 2

Не буду, однако, пересказывать содержание пьесы, надеюсь, оно известно большинству читателей этой заметки. Режиссер скрупулезно воссоздает на сцене все коллизии пьесы, мастерски оперируя темпоритмами и эмоциональными всплесками спектакля. И своим событийно насыщенным зрелищем держит зрителя в невероятном напряжении в течение почти двух с половиной часов без антракта! (Думаю, что, если бы спектакль шел четыре часа и тоже без антракта, он бы воспринимался точно так же!) Напряжение действия ничуть не ослабевает даже тогда, когда драма уступает место комедийным моментам, поставленным и сыгранным очень остроумно и с чувством меры.

Особенностью последних по времени спектаклей Игоря Яцко - одного из самых последовательных сторонников школы Анатолия Васильева - является виртуозное сочетание метода Мастера с глубиной психологического проникновения в образы героев. Этот симбиоз вполне можно назвать Театром Игоря Яцко, который режиссер успешно осваивает и развивает вместе с артистами своей творческой лаборатории. Это проявилось сравнительно недавно в спектакле «Доктор сада» по пьесе Нины Садур и в особенности в «Орфее», где яркий игровой, порой гротесковый театр гармонично сочетается с основами школы психологического театра. Что не просто обогащает зрелище, но и обостряет трагическое звучание знаменитой пьесы.

Отличительной чертой режиссера Игоря Яцко всегда являлся скрупулезный и тонкий разбор ролей, каждая из которых в этом спектакле интересна, ярка, осмысленна и по-актерски «вкусна». Его артистов всегда, а в данном случае особенно, отличает ум, такт, актерское достоинство и виртуозное владение техникой. Кроме того Яцко, подобно высокопрофессиональному спортивному тренеру, обладает способностью настроить актерскую команду на общее дело. Артисты превосходно реализуют эту задачу, и в едином порыве тянут невероятно тяжелый «воз» действия в одну сторону, ощущая целое, ни на секунду не отвлекаясь от режиссерского замысла и не поддаваясь соблазну самодемонстрации и, тем более, самолюбования. Безусловное требование Игоря Яцко к актерам всегда состояло и в тщательнейшей работе с «озвучиванием» текстов. Артисты блестяще произносят свои реплики и монологи, не «глотая» ни единого звука и не роняя интонации, тем самым обогащая музыку диалогов Уильямса.

orfey 3

orfey 4

Режиссер не сразу бросает зрителей в водоворот событий пьесы. Не боясь быть обвиненным в слишком длинной экспозиции, он дает возможность всласть поиграть изумительно красивым актрисам, а зрителям - полюбоваться на них. Ольга БОНДАРЕВА и Ольга БАЛАНДИНА в ролях Долли Хэмма и Бьюлы Биннингс с первых минут действия завораживают своей ослепительной красотой, томной змеиной грацией и иронической стервозностью. Как ни странно такая экспозиция с пространными диалогами персонажей вовсе не убаюкивает зрителя, а постепенно затягивает его в омут затхлой провинциальной жизни, насквозь пропитанной злобой, завистью, ревностью и ненавистью к любой «инаковости». Достаточно взглянуть на мужей двух леди - огромного и внушающего страх Коротыша Биннингса (Евгений ПОЛЯКОВ) и гнусно скалящегося Пса Хэмма (Роман ДОЛГУШИН), которые служат помощниками у мрачного и немного заторможенного Шерифа Толбета (Игорь ЛЕСОВ). Вся эта троица цепных псов, готовая по команде растерзать любого, кто против них, архетипична для любых времен и стран. И понимание этого повергает тебя в немалое уныние.

orfey 5

Жена шерифа Ви Толбет (Гузэль ШИРЯЕВА), причесанная на манер японских гейш, в отличие от супруга очень симпатична и трогательна, хотя немного жалка и, как иногда говорят, не от мира сего. Именно с неё-то и начинается вся история: Ви где-то на дороге встречает и приводит в дом Торренсов веселого и бесшабашного парня, одетого в куртку из змеиной кожи. Ты видишь, что она, сама того не осознавая, постепенно влюбляется в него, как впоследствии и некоторые другие героини спектакля. Две абсолютно разные роли играет превосходная актриса Екатерина КУЗМИНСКАЯ. Первую из них вполне можно назвать концертным номером. Но не отдельным, а вполне вписывающимся в контекст спектакля. Это женщина, которая приходит в лавку позвонить по телефону. Актриса играет свой эпизод так уморительно смешно, что ты на несколько минут даже забываешь, что смотришь спектакль по трагической пьесе. Другой ее персонаж - сиделка Портер - напротив холодна, жестка и презрительно иронична по отношению к хозяйке дома. Как рентгеновскими лучами она просвечивает неверную жену своего пациента, и ты ждешь от нее какой-то подлости, которая может привести к несчастью. Но беда приходит с другой стороны. Точки над i ставит выстрел Джейба Торренса - тяжело больного хозяина дома, которого ярко и эмоционально играет Сергей ГАНИН. В сравнительно небольшой роли актеру вместе с режиссером удалось воплотить на сцене образ подлеца, мерзавца и убийцы, ненавидящего людей и мстящего им за свою болезнь. Образ, увы, тоже архетипический для любого времени. Может быть, актеру чуточку не хватает чисто физического ощущения смертельной болезни его героя.

orfey 6

Замечательному артисту Олегу МАЛАХОВУ досталась тоже небольшая роль - бывшего любовника хозяйки дома Дэвида Катрира. Но за 7-8 минут сценического времени актеру удалось сыграть историю человека с печальной судьбой, совершившего когда-то непорядочный поступок и бросившего женщину. И в его сдержанности и даже некоторой «окаменелости» при встрече с бывшей возлюбленной читается сознание собственной вины и непоправимости совершённого когда-то поступка. Его сестру Кэрол Катрир играет Регина ХАКИМОВА. Совсем еще молодая, дивно красивая актриса стала для многих, в том числе, для автора этих строк открытием. Странная, без царя в голове, но безумно притягивающая к себе Кэрол, в повадках которой чувствуются отзвуки другой великолепной героини Т. Уильямса - Бланш Дюбуа из «Трамвая «Желание» - по существу живёт в машине, в «своём маленьком домике на колёсах», в вечном движении, но с обязательными остановками у каждого бара. Кэрол органически не выносит одиночества, редко ночует одна, и в городе её считают нимфоманкой. Несмотря на это, милая беззащитная женщина вызывает у тебя сочувствие - и своей безалаберностью, и беззлобностью, и вкрадчивой влюбленностью в Вэла, и щемящим ожиданием неминуемой беды, которая непременно должна с ней произойти.

orfey 7

Открытием стал и молодой актер Анзори ШАГИДЗЕ, сыгравший того самого кудрявого Орфея по имени Вэл Зевьер, спустившегося со своей лирой-гитарой в «ад» южного городка. Наделённый недюжинной мужской статью и неотразимым обаянием, этот удалой молодец, конечно же, понимает, что нравится женщинам. Но в нем абсолютно отсутствует то, что принято называть нарциссизмом. Он не обращает внимания на какие бы то ни было «прозрачные» намёки и, как угорь, ускользает из расставленных женщинами сетей, не желая менять свою свободу на клетку, пусть даже золотую. Но вот на его пути встречается не такая уж юная Лейди Торренс, и он реагирует на неё совершенно иначе. Завязывается разговор, возникает ощущение родственности душ, их тянет друг к другу. Зарождается чувство. Но поначалу трудно сказать становится ли оно любовью?! Финал спектакля заставляет в этом усомниться. Анзори прекрасно справился со своей ролью, соединив в ней, казалось бы, несовместимые амплуа героя-любовника и характерного артиста. Нельзя также не отметить и его незаурядные вокальные данные. Молодой актер пришел в театр в этом году, и думаю, что можно поздравить ШДИ с неплохим пополнением!

orfey 8

Заслуженная артистка России Людмила ДРЕБНЕВА в отличие от своего юного партнера служит в театре с момента его основания, т.е. больше тридцати лет! Её героиня Лейди Торренс поражает разнообразием черт характера. Эта удивительная женщина с потрясающим контральто, испытавшая огромное горе и вынужденная пойти на компромисс, не утратила способность любить и быть любимой. Она порывиста, порой строптива, упряма, хитра, резка и даже дерзка, грубовата, но, при этом, нежна и по-женски мудра. В её глазах - и неизбывная тоска, и пробуждающаяся страсть, и надежда, которой, как станет ясно впоследствии, не суждено сбыться. До самого финала остается загадкой: действительно ли она полюбила молодого «Орфея» или это только внезапное ослепление? И только перед самой смертью она открывает свою душу. Замечательно то, что актриса не просто играет разные состояния своей героини, но процесс пробуждения и озарения души и своего освобождения. Её гибель становится трагической развязкой спектакля, но уходит она просветленной. Эвридика погибла. Но с мыслью о том, что в её жизни все же был Орфей! Этим светлым чувством окрашен финал спектакля, несмотря на его трагичность и безысходность.

orfey 9

Подытоживая сказанное, можно утверждать, что пьеса, написанная в середине прошлого века в чуждой нам Америке времен расовой дискриминации и разгула куклуксклана, несмотря на кадры американской кинохроники и классические джазовые мелодии, в сценической интерпретации Игоря Яцко оказалась как бы вне конкретного времени и пространства. И, слегка перефразируя строчку Высоцкого, каждый, кто видел спектакль, думаю, может без преувеличения воскликнуть, что это «про всех про нас, какая к чёрту Америка 50-х?!» Кстати, надо отдать должное актерам: ни один из них не делает попыток сыграть американца и придать зрелищу соответствующий колорит.

***

Добрый, страстный и неравнодушный человек Игорь ЯЦКО поставил красивый, увлекательный, трагический и мудрый спектакль о любви и предательстве, о борьбе высокого и низменного в каждом человеке, о боли и о надежде на то, что кудрявый Орфей способен хоть на минуту открыть людям глаза. Даже если они всю жизнь пребывают в аду.

Павел Подкладов
Фото Наталии ЧЕБАН и из личного архива Игоря ЯЦКО

orfey 10

Поделись!

Найди нас на Facebook

Вконтакте

Яндекс.Метрика