Оценки:
(37 голосов)

Премьера спектакля «ТИЛЬ» режиссера Сергея ГОЛОМАЗОВА в Московском театре на Малой Бронной

«До Григория Горина знаменитый роман Шарля де Костера не раз перелагали для сцены,
но Горин сделал это лучше всех его предшественников. Горин действительно
счастливым образом выдумал дерзкую и остроумную пьесу».

– Марк Захаров

На премьеру долгожданного «Тиля» по грандиозной пьесе классика советской и российской драматургии Григория ГОРИНА в Московском театре на Малой Бронной в постановке заслуженного деятеля искусств РФ Сергея ГОЛОМАЗОВА я шёл с некоторым трепетом. Который объяснялся тем, что в мое сердце до сих пор «стучит» легендарный спектакль Марка ЗАХАРОВА в Ленкоме (тогда еще Театре им. Ленинского комсомола) 40-летней давности с всенародными любимцами Николаем КАРАЧЕНЦОВЫМ и Инной ЧУРИКОВОЙ в главных ролях. Поэтому волей-неволей пришлось сравнивать. Хотя, конечно же, было понятно, что время нынче другое - более брутальное и прямолинейное, чем 70-е и 80-е годы прошлого века. И сегодня в отличие от тех лет можно говорить со сцены без обиняков практически всё. Новые песни (читай - смыслы) придумала жизнь...

1a

Хотя песни-то как раз в спектакле прежние - любимые, будоражащие твое сердце и «генную память». Легендарные «зонги» Геннадия ГЛАДКОВА на стихи Юлия КИМА, Юрия ЭНТИНА и Евгения ЕВТУШЕНКО в этой «комедии-рок» (так значится в подзаголовке) звучали в нынешнем спектакле в основном ярко, энергично и свежо (музыкальный руководитель Елена ШЕВЛЯГИНА). Хотя надо признать, что иногда в общем мощном хоре пропадала та пронзительность и исповедальность, которые были свойственны исполнению ленкомовцев. И музыкальные акценты в нынешнем спектакле (рок-ансамбль «Темп-77») расставлены более жестко и резко, порой - как «железом по стеклу».

2

В целом спектакль, несмотря на необычную по нынешнем временам продолжительность (три с половиной часа), смотрится легко и с увлечением. Этому способствуют точно выстроенные Сергеем Голомазовым темпоритмы, яркая пластическая партитура (хореограф Таисия РУЧКОВСКАЯ, которая к тому же еще и замечательная актриса), костюмы Марии ДАНИЛОВОЙ и музыкально-песенный ряд (хотя над артикуляцией и произнесением текстов песен актерам предстоит еще поработать). Художником-постановщиком, заслуженным художником РФ Николаем СИМОНОВЫМ придумано весьма своеобразное пространство, доминантой которого становится расположенная на «втором этаже» сцены ниша для рок-ансамбля, чем-то напоминающая металлический гараж. Несколько странно выглядит при этом декорация «первого этажа», состоящая из видавших виды скрепленных друг с другом деревянных кресел, вызывающих аллюзии то ли с клубом, то ли с красным уголком ЖЭКа. Такая жесткая и упрощенная сценография - тоже веление нашего времени, она как будто намеренно противопоставлена условно-романтическому пространству замечательных художников Ольги ТВАРДОВСКОЙ и ВЛАДИМИРА МАКУШЕНКО в спектакле Марка Захарова.

Впрочем, оба спектакля значительно отличаются друг от друга и по сути. Вспомнилась фраза Гегеля: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса». На сцене Ленкома зрители видели трагедию времени, людей и их судеб. И страны, которую со сцены называли Фландрией, но всем было понятно, какая именно держава имеется в виду. Герой Николая Караченцова был «врун, болтун и хохотун», но, при этом, вбирая в себя народную мудрость и гнев, постепенно становился (простите за высокий слог) символом своей эпохи и глашатаем свободы. И каждый его монолог, каждый зонг звучали как в последний раз - на разрыв аорты! Неле непостижимой Инны Чуриковой была странная, нежная, не по летам мудрая, обращенная своими очами внутрь души - своей и любимого человека.

3

Нынешний Тиль в версии Голомазова - это отвязный, заурядный и даже примитивный провинциальный паренёк с рабочей окраины любой страны. Про таких принято говорить: без царя в голове. Судьба бросает его, как щепку в реке, - от одного берега к другому. Но он, несмотря ни на что, выбирается из любых передряг живым и невредимым. Этот Тиль, как и большинство его сверстников, не задумывается ни о политике, ни о хлебе насущном, ни о завтрашнем дне. И вся его жизнь превращается в «прикольную», но рискованную игру в «казаки-разбойники». И только гибель отца заставляет его призадуматься и немного унять ёрничество. Таков и его друг Ламме. Наигранно неповоротливый тугодум с внешностью абрека, но со слабым характером подкаблучника, да еще с аляповато приделанным брюхом, он старается во всем подыграть закадычному дружку - такому же, как он, шалопаю.

4

Мир простых людей (Тиля, его родителей, Неле, Каталины, Ламме) в этом спектакле противопоставлен фарсовым, почти марионеточным персонажам - королю, принцу, профосу, палачу, бандерше в публичном доме с её кукольными девочками, etc. Персонажи второго «лагеря» вызывают не просто отторжение, но порой даже брезгливость. А между этими двумя «огнями» умудряется успешно существовать и преуспевать Иуда в облике рыбника Иоста. Так задумано автором спектакля. И задумка эта замечательная, поскольку отражает реалии нашей жизни. В которой испокон века существовали и процветали надутые чинуши, сладострастные начальники, идиоты-солдафоны, блюдолизы, слепые исполнители воли разнообразных «бугров», меняющие свою «окраску» в зависимости от сложившейся конъюнктуры. А простым людям всегда оставалось страдать, сетуя на несправедливость судьбы, но не находя сил ей противостоять. Иуды - тоже примета нашего времени. Равно как и возмутители спокойствия, которые иногда, правда, превращаются в примитивных крикунов, не отягощающих свои мозги размышлениями о судьбах людей.

Актеры воплощают режиссерский замысел в общем вполне успешно. Но степень успеха, как это бывает всегда, находится в прямой зависимости от значимости личностей самих артистов. Это тривиально, но это факт: чем больше своих сокровенных мыслей, эмоций, жизненного опыта, «сердечных сокращений» артист вкладывает в своего персонажа, тем тот становится интереснее и значительнее. А если актер выходит на сцену погарцевать, «хлопотнуть физиономией», насладиться дешёвым успехом у публики, то и он сам, и его герой оказываются мелкими и мало интересными. Вне зависимости от того, играет он героя или какого-нибудь шаржированного острохарактерного персонажа. В спектакле Театра на Малой Бронной хватает и тех, и других: одни мелькают, как бездушные и крикливые марионетки, другие волнуют до глубины души.

5

Леонид ТЕЛЕЖИНСКИЙ в роли Тиля то ли в силу режиссерской трактовки, о которой было сказано выше, то ли вследствие недостаточности профессионального опыта пока еще несколько одномерен и поверхностен. Хотя обладает неплохой актерской техникой, прекрасными внешними данными, физической формой, хорошим вокалом. Артист вполне сносно играет внешние проявления характера своего героя, но глубины в нем пока, увы, нет. Поэтому сочувствия он не вызывает. Равно как и его закадычный друг - суетный и деланно наивный Ламме (Юрий ТХАГАЛЕГОВ).

Не буду обижать некоторых других молодых актеров, надеюсь, что режиссер лучше меня видит все проблемы своего спектакля. Поэтому упомяну тех, кто произвел очень сильное впечатление. Мощно, интересно, мудро сыграл своего угольщика Клааса Владимир ЯВОРСКИЙ. Он абсолютно достоверно и с огромным человеческим и актерским достоинством прожил на сцене судьбу своего прекрасного героя: отнюдь не героического, но сильного, благородного, честного, красивого деревенского мужика, который не только ни за какие блага не предаст ближнего, но и не станет пачкаться местью предателю. Для Клааса главное в жизни - это его семейный очаг, дети. И добрый сосед, с которым можно опрокинуть стаканчик-другой винца. И даже на свою неминуемую смерть Клаас идет как на заклание: с высоко поднятой головой, с ощущением того, что он сделал всё предназначенное ему Господом. Очень хорошо играет его жену Сооткин Марина ОРЁЛ, в глазах которой ты читаешь безмерное сострадание своим близким и понимание своей слабости перед страшными ударами Судьбы.

6

В очередной раз порадовала замечательная актриса Полина НЕКРАСОВА, вложившая в свою Неле - возлюбленную Тиля - весь трепет своей тонкой и нежной души. Вкрадчивая, тихая, по-женски мудрая и по уши влюбленная Неле с необыкновенными, пронзительными глазами вызвала у меня не просто сочувствие, а какую-то отцовскую теплоту души. И думаю, что не только у меня. Интересно, что актриса, увы, чуточку переиграв в одной из ипостасей своей героини (блондинке Беткен), в роли брутальной солдатки (брюнетке Анне) сумела сохранить свет, нежность и благородство Неле. Рад, что одна из моих любимых актрис от роли к роли становится значительнее и интереснее.

7

Своеобразно и остроумно сыграл палача Андрей ТЕРЕХОВ. Как ни парадоксально, но его неунывающий, активный и целеустремленный служака не вызывает активного отторжения. Ты его порой даже готов понять: профессия есть профессия, какой бы жуткой она ни была.

Известно, что так называемых отрицательных героев играть всегда легче, чем положительных, ибо в них в большинстве случаев есть харизма, иначе говоря - изюм и перец. Не знаю, легко ли было Михаилу ГОРЕВОМУ осваивать роль Рыбника Иоста, но этот персонаж поразил мощной энергетикой, убежденностью в правоте своего «предательского предназначения» («Кем был бы Христос, если бы не было Иуды?!»), но главное - невероятным отрицательным обаянием! Уж не знаю, из каких тайников души черпал блистательный артист этого персонажа, но в данном случае нет желания поверять алгеброй гармонию, хочется просто высказать восхищение его мастерством и тончайшей психологической и пластической простройкой роли! Театр на Малой Бронной уже в третий раз (после Дэнфорта в «Салемских ведьмах» и Фамусова в «Горе от ума») привлекает к работе Михаила. На мой взгляд, все три роли - это, безусловно, большой успех театра и артиста.

8

Такие же восторженные слова можно сказать и об уникальной актрисе, заслуженной артистке России Вере БАБИЧЕВОЙ, которая в сравнительно небольшой и практически статичной роли Каталины - матери Неле - сумела передать её невероятное отчаяние, но, при этом, стойкость, душевную щедрость и любовь - пусть и являющуюся плодом её воспаленного сознания - женщин всех времен и народов. Я даже подумал, что актриса, на протяжении всего спектакля сидящая в своем углу возле портала, могла бы не произносить ни единого слова. Зритель бы и без них все понял, глядя в её почти иконописные, бездонные, страстные, пронизанные болью от осознания своего бессилия, но, при этом, проникнутые глубинной материнской нежностью глаза.

9

Как бы банально это ни прозвучало, но потрясающая работа прекрасной актрисы стала еще одним подтверждением известной истины, что не бывает маленьких ролей. А для молодых артистов это - самый лучший учебник актерского мастерства, пример того, как в одну, не очень большую по объему роль можно вложить не просто свои актерские наработки и краски - даже самые замечательные, но целую судьбу с её взлетами, неудачами, озарениями, счастьем и неизбывными горестями.

Павел Подкладов
Фото Мирослава Муразова (РИА «Новости») и Владимира Кудрявцева.

Автор благодарит заведующую литературной частью театра на Малой Бронной Валерию ГУМЕНЮК за помощь в подготовке публикации.

Ближайшие спектакли «Тиль» в Театре на Малой Бронной 26 октября, 9 и 25 ноября.

10

Поделись!

Найди нас на Facebook

Вконтакте

Яндекс.Метрика